Уголовная ответственность юридического лица

Уголовная ответственность юридических лиц в России и Германии: к постановке проблемы Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Т. Ф. Минязева*, А. В. Серебренникова**

УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ В РОССИИ И ГЕРМАНИИ: К ПОСТАНОВКЕ ПРОБЛЕМЫ

Аннотация. В статье обсуждаются вопросы, связанные с введением уголовной ответственности юридических лиц в России и Германии. Подчеркивается, что для России в 2015 г. обсуждаемый вопрос снова приобрел свою особую актуальность в связи с проектом федерального закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с введением института уголовной ответственности юридических лиц» № 750443-6. Для Германии данная проблема представляет особую актуальность в связи с тем, что в 2013 г. федеральной землей Северная Рейн-Вестфалия был внесен проект закона о введении уголовной ответственности юридических лиц и прочих объединений. В статье отмечается, что наличие в Российской Федерации гражданско-правовой и административной ответственности юридических лиц соответствует общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам РФ, с одной стороны, и не противоречит ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, с другой — дает возможность определять субъекта уголовной ответственности в соответствии с соблюдением свойственных уголовному праву России принципов, учением о преступлении и наказании, не разрушать сложившееся правоприменение. В Германии ответственность юридических лиц носит «квазиуголовный» характер. Она устанавливается на основании Закона о нарушениях общественного порядка (Gesetz über Ordnungswidrigkeiten (OWiG)) от 24 мая 1968 г. (в ред. от 19 февраля 1987 г.), который является важным источником дополнительного уголовного права (strafrechtliche Nebengesetze). В статье подчеркивается, что законодатель и в России, и в Германии избрал уголовное право, ориентированное на вину, привязанное к конкретному лицу. Юридическое лицо не обладает дееспособностью как таковой, а следовательно, и вменяемостью. Поэтому для эффективной борьбы с преступностью достаточным будет совершенствование законодательства. В заключение обосновывается нецелесообразность установления уголовной ответственности юридических лиц в Российской Федерации и в Германии.

© Минязева Т. Ф., Серебренникова А. В., 2017

* Минязева Татьяна Фёдоровна, доктор юридических наук, профессор Российского университета дружбы народов

minyazeva2008@rambler.ru

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 6

** Серебренникова Анна Валерьевна, доктор юридических наук, профессор МГУ имени М.В. Ломоносова serebranna@hotmail.com

119991, Россия, г. Москва, Ленинские горы, д. 1, стр. 13

Ключевые слова: концепция уголовного закона, субъект преступления, юридическое лицо, преступность корпораций, уголовная ответственность, административная ответственность, квазиуголовная ответственность, ликвидация предприятия, штраф.

001: 10.17803/1729-5920.2017.23.2.147-154

Значительный рост преступлений, совершаемых юридическими лицами или в их интересах, в настоящее время позволяет говорить о том, что в нашей стране сформировался качественно новый вид преступности — преступность юридических лиц («преступность корпораций» или «корпоративная преступность»). В связи с этим заслуживающим внимания является опыт многих стран борьбы с преступностью юридических лиц (корпораций), сформированы стандарты и критерии, которые нашли отражение в международных нормативных правовых актах. Одним из них является требование ввести в национальное законодательство уголовную ответственность юридических лиц за причастность к наиболее опасным видам преступлений.

Следует отметить, что уголовная ответственность юридических лиц установлена не во всех странах. Подходы к вопросу о субъекте уголовной ответственности имеют в разных государствах свои особенности, что обусловлено как общей концепцией создания и действия уголовного закона в том или ином государстве, так и правовой доктриной.

Несмотря на то, что уголовная ответственность юридических лиц была уже кодифицирована в большинстве европейских стран, некоторые страны, в том числе Германия, в вопросе об ответственности корпораций за уголовные правонарушения пока идут по «промежуточному» пути, при котором юридическое лицо формально не признается субъектом преступления, но к нему тем не менее могут применяться различные санкции.

В этой связи представляет интерес дискуссия об установлении уголовной ответственности юридических лиц именно в Российской Федерации и Федеративной Республике Германии.

Для России в 2015 г. обсуждаемый вопрос снова приобрел свою особую актуальность в связи с проектом федерального закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с введением института уголовной ответственности юридических лиц» № 750443-6. Законопроект, как указывается в пояснительной записке

к нему, предусматривает дополнение законодательства РФ системой правовых норм, образующих в своем единстве институт уголовной ответственности юридических лиц, который включает в себя положения, определяющие основания их уголовной ответственности, круг организаций, подлежащих уголовной ответственности, виды наказаний, применяемых в отношении виновных организаций, основания освобождения их от наказаний, правовые последствия осуждения юридических лиц, а также уголовно-процессуальные и уголовно-исполнительные механизмы реализации соответствующих уголовно-правовых норм. Однако данные механизмы до сих пор не разработаны в нашей стране.

Идея введения уголовной ответственности юридических лиц не является новой. В Проект УК РФ 1995 г. была включена глава об уголовной ответственности юридических лиц. Однако Государственная Дума, руководствуясь концепцией, на которой основывался новый УК РФ, не включила эту главу в УК РФ. Поэтому до настоящего времени в уголовном праве РФ и ряда бывших союзных республик, других зарубежных стран сохранено традиционное понимание субъекта преступления как физического лица, обладающего определенными признаками и свойствами, позволяющими ему осознавать и оценивать свое поведение, его социальное значение и лично отвечать за содеянное.

Сторонники признания субъектом преступления юридических лиц ссылаются на то, что Россия подписала ряд конвенций, среди которых Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 г., Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г. и Конвенция ООН против коррупции от 31 октября 2003 г. и др. Ратификация конвенций, рекомендующих установление ответственности юридических лиц (уголовной, гражданско-правовой или административной), по их мнению, имеет, в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, приоритет перед национальным законодательством и обязывает внести в УК РФ положения об ответственности юридических

лиц, что, в свою очередь, предполагает создать новую теорию российского уголовного права в части трактовки понятия «субъект преступления» и многого другого.

Заметим, что согласно, например, ч. 1, 2 и 4 ст. 10 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности «каждое Государство-участник принимает такие меры, какие, с учетом его правовых принципов, могут потребоваться для установления ответственности юридических лиц… При условии соблюдения правовых принципов Государства-участника ответственность юридических лиц может быть уголовной, гражданско-правовой или административной. Каждое Государство-участник, в частности, обеспечивает применение в отношении юридических лиц, привлекаемых к ответственности в соответствии с настоящей статьей, эффективных, соразмерных и оказывающих сдерживающее воздействие уголовных или неуголовных санкций, включая денежные санкции». Аналогичные положения содержатся в ст. 26 Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию и в Конвенции ООН против коррупции.

Как видим, вышеупомянутые документы рекомендуют, а не обязывают каждое государство-участника договора устанавливать или не устанавливать уголовную ответственность юридических лиц при условии соблюдения своих правовых принципов.

Наличие в Российской Федерации гражданско-правовой и административной ответственности юридических лиц соответствует общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам Российской Федерации, с одной стороны, и не противоречит ч. 4 ст. 15 Конституции РФ — с другой, дает возможность определять субъекта уголовной ответственности в соответствии с соблюдением свойственных уголовному праву России принципов, учением о преступлении и наказании, не разрушать сложившееся правоприменение.

Уголовно-правовые меры, предлагаемые за совершение преступлений юридическими лицами, не обладают своей спецификой, они заимствованы из гражданско-правовых и административных санкций. Предложения о признании сугубо уголовно-правовой мерой ликвидацию юридического лица, распространении на него сроков судимости создадут дополнительные сложности только для законопослушных участников корпораций, лишив их в кризисной ситу-

ации работы, породят коллизии с гражданским правом. Указание в нормах об ответственности юридических лиц возможности привлечения к уголовной ответственности и конкретных физических лиц, вернет все «на круги своя» и лишь обременит правоприменителей. К примеру, ч. 1 ст. 5 УК РФ предлагается изложить в следующей редакции:

«1. Лицо или организация подлежат уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена их вина»; в ч. 2—4 ст. 15 УК РФ предлагается к определениям всех категорий добавлять слова: «а также преступления, совершаемые организацией, за которые максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом предусматривает предупреждение и(или) не превышает штрафа в размере трех миллионов рублей»; «а также преступления, совершаемые организацией, за которые максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает штрафа в размере пяти миллионов рублей» и т.д. Таким образом, лишение свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание в преступлениях категории особо тяжких (в том числе пожизненное лишение свободы), для организаций равно штрафу (всей организации, что скажется на заработной плате, в том числе и невиновных лиц), размером свыше восьми миллионов рублей или запрету на осуществление деятельности на территории РФ либо принудительной ликвидации (лишению работы невиновных лиц).

Понятия «преступник», «личность преступника», «психология личности преступника» и др. свойственны дисциплинам уголовно-правового комплекса. И никакого оттенка, в силу которого якобы будет более оперативной и конструктивной уголовно-процессуальная процедура выявления противоправных действий, признание юридического лица субъектом уголовной ответственности не несет. Объявление корпорации «преступником» не будет иметь большего, по сравнению с гражданско-правовой и административной ответственностью, резонанса. Привлечение юридического лица, т.е. «никого», к уголовной ответственности, признание той или иной корпорации виновной, преступником не будут содействовать решению задач предупреждения преступлений, достижению цели исправления. Да и не станет это по причине отсутствия прямой

связи препятствием вывозу капитала, как об этом говорят разработчики проекта уголовного закона об ответственности юридических лиц. Напротив, признание юридического лица субъектом уголовной ответственности, вопреки ожиданиям ее сторонников, только усугубит криминальную ситуацию в кризисной обстановке современной России, окажется «приятным подарком» для терроризирующих бизнес коррумпированных чиновников, будет способствовать избеганию от ответственности конкретных виновных. Практика привлечения юридических лиц к уголовной ответственности в Голландии показала, что проблемы возникают и в случае ликвидации юридического лица. Например, самоликвидация может быть для юридических лиц одним из возможных путей уклонения от уголовной ответственности.

Корпорация — это общее название для многих видов союзов, представляющих собой умышленно созданный совместный союз двух или более физических лиц, умышленно действующих в интересах своего объединения, обладающих внутренней организацией, сплачивающей членов союза в одно целое, являющийся субъектом прав и обязанностей и юридическим лицом. Понятие «юридическое лицо» несколько разнится с широким термином «корпорации», дополняя его рядом отличительных признаков. Из всех юридических лиц, существующих в России, корпорациями не являются только государственные и муниципальные унитарные предприятия, а также государственные казенные предприятия.

В уголовном праве Японии нет ответственности юридических лиц, а это высоко экономически развитое государство. Нравственные начала деятельности корпораций преподносятся в этом государстве с позиций отождествления служащих корпорации с самой корпорацией. Такой подход создает крепкую мораль и ведет к высокой эффективности деятельности корпораций. Японская система управления стремится усиливать это отождествление, доводя его до жертвенности интересам фирмы. Конечно, до такой крайности доходить не стоит, охрана прав и интересов личности участника корпорации — превыше всего. Вместе с тем и участники корпораций должны действовать на основе принципов добропорядочности, добросовестной конкуренции субъектов экономической деятельности, их искусственно не ограничиваемой друг другом состязательности и не ущемлении самостоятельности друг друга.

Причина совершения участниками корпораций преступлений состоит прежде всего в нарушении ими принципа добропорядочности деятельности, вызванном болезненным пристрастием управляющих лиц к обогащению всеми средствами. Это заболевание обостряется с падением шкалы нравственных ценностей в конкурентной борьбе людей, особенно в кризисных ситуациях.

Добропорядочность субъектов экономической деятельности — непременная составная часть этического кодекса бизнесмена, предполагающая обязательность его соблюдения всеми участниками, это принцип экономической ответственности, по которому причиненный в результате экономической деятельности любой вред должен быть возмещен соответствующей стороной в установленном законом или договором порядке. Гражданский кодекс регламентирует права и обязанности юридических лиц, устанавливает основание и меры ответственности в случае неисполнения юридическим лицом взятых обязательств. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях устанавливает основание и меры административной ответственности юридических лиц. Эти меры соответствуют понятию гражданско-правовых и административно-правовых санкций.

Сравнительный анализ основных мер уголовной ответственности юридических лиц, предлагаемых в проекте Закона РФ об уголовной ответственности юридических лиц с мерами гражданско-правовой и административной ответственности в России и мерами уголовной ответственности юридических лиц в зарубежных странах, показывает, что эти меры мало разнятся. Так, в проекте в качестве основных мер уголовной ответственности юридических лиц предложены: предупреждение, штраф, принудительная ликвидация; запрет на осуществление деятельности на территории РФ. К административным мерам относятся: штраф, административное приостановление деятельности юридического лица; к гражданско-правовым — ответственность всем принадлежащим юридическому лицу имуществом; реорганизация юридического лица (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование; ликвидация юридического лица; признание несостоятельным (банкротом), что влечет ликвидацию юридического лица. В зарубежных странах к юридическим лицам могут быть применены штраф, ограничение деятель-

ности, в том числе запрет заниматься отдельными видами деятельности, закрытие подразделений или филиалов (в Албании, Бельгии, Испании, Литве, Перу, Франции и др.). Помимо вышеперечисленных мер УК Франции предусматривает применение к юридическим лицам: запрещение участвовать в договорах, заключаемых от имени государства; запрещение обращаться к населению с целью получения вкладов или размещения ценных бумаг; запрещение пускать в обращение чеки иные, кроме позволяющих строго установленных, помещение под судебный надзор. В исключительных случаях может быть назначена общая конфискация имущества юридического лица (за преступления против человечества и незаконное распространение наркотиков).

Превенции совершения участниками корпораций правонарушений следует рассматривать в двух аспектах: как совокупность мероприятий, содействующих устранению причин неправомерного поведения; как действие принципа неотвратимости ответственности, применение принудительных мер воздействия к лицам, совершившим противоправное деяние. Мероприятия по ослаблению основной причины — повышению упавшего уровня нравственности в обществе и работы корпораций на основе принципа добропорядочности, как и по выявлению всех случаев противоправного поведения и привлечению совершивших их лиц к ответственности требуют комплексного подхода со стороны всех социальных структур общества и воспитания его членов.

Меры уголовно-правового характера — вспомогательное средство в борьбе с преступностью. В случаях безнравственного нарушения членами корпораций принципа добропорядочности и здоровой конкуренции эти меры не отличаются от других. Они могут воздействовать только на конкретного участника корпорации, совершившего деяние, отличающееся особой (уголовно-правовой) опасностью, т.е. совершенное по мотиву целесообразности, с его точки зрения, для корпорации или по приказу управляющего.

В Германии ответственность юридических лиц носит «квазиуголовный» характер. Она устанавливается на основании Закона о нарушениях общественного порядка (Gesetz über Ordnungswidrigkeiten (OWiG)) от 24 мая 1968 г. (в ред. от 19.02.1987), который является важным источником дополнительного уголовного права (strafrechtliche Nebengesetze). Сфера его

применения определена в § 1: «Нарушением общественного порядка является противоправное и предосудительное (упречное) деяние, которое осуществляет состав закона, который предусматривает назначение за него наказания в виде денежного штрафа (Geldbusse)». Закон состоит из нескольких частей:

1. Общие предписания;

2. Судебное производство о назначении денежного штрафа (Geldbusse);

3. Отдельные нарушения общественного порядка.

В последней части определен перечень нарушений общественного порядка и санкции за них. Данный закон регулирует, например, вопросы, связанные с конкуренцией норм о правонарушениях и уголовно наказуемых деяниях, штрафы, выносимые в отношении юридических лиц. В § 2 устанавливается, что данный закон действует в отношении нарушений общественного порядка, предусмотренных федеральным правом и правом земель.

Шестой раздел Закона носит название «Конфискация; Денежные штрафы, назначаемые юридическим лицам и объединениям». Параграф 30 «Денежные штрафы, назначаемые юридическим лицам и объединениям» (Geldbuße gegen juristische Personen und Personenvereinigungen), устанавливает: «(1) Если кто-либо:

— являясь полномочным представительным органом юридического лица или членом такого органа;

— являясь председателем правления органа без образования юридического лица или членом такого правления;

— являясь уполномоченным представителем акционера объединения лиц, являющегося юридическим лицом,

— является лицом, обладающим генеральной доверенностью или имеющим руководящее положение, в качестве уполномоченного юридического лица или уполномоченного на совершение действий от имени юридического лица или упомянутого в пунктах 2 или 3 объединения лиц;

— являясь другим лицом, которое совершает действия, связанные с руководством предприятием или учреждением, являющимся юридическим лицом или упомянутым в пунктах 2—3 объединением лиц, осуществляет надзор за управлением предприятия или иным образом выполняет контрольные функции руководителя,

— совершает преступное деяние или нарушение порядка (Straftat oder Ordnungswidrigkeit), нарушая обязанности, которые были предоставлены ему юридическим лицом или объединением лиц, либо в результате чего юридическое лицо или объединение лиц обогатилось или должно было обогатиться, то им может быть назначен штраф.

(2) Денежный штраф назначается:

— в случае совершения умышленного преступного деяниядодесятимиллионов евро,

— в случае совершения неосторожного преступного деяния — до пяти миллионов евро».

Следует отметить, что санкции, применяемые к юридическим лицам, по своей сути носят скорее уголовно-процессуальный характер, в том числе в виде специальной конфискации. Причем наказуемость предприятия наряду с этим осуществляется исключительно посредством конфискации имущества согласно § 73 и положениям последующих статей УК Германии. Подобным образом на основании материальных и процессуальных норм, регулирующих административную ответственность за нарушение общественного порядка, сначала в отношении исполнителя или соучастника, применяется конфискация имущества. Затем, если исполнитель или участник «действовал от имени другого лица, и оно посредством этого что-либо извлекло», то в отношении другого лица также может быть применена конфискация имущества согласно п. 3 § 73 УК Германии. В этом понимании другим может быть любое физическое или юридическое лицо, или группа лиц.

Таким образом, «квазиуголовная» ответственность юридических лиц согласно германскому праву в настоящее время преимущественно осуществляется на основании совокупности материальных и процессуальных норм, регулирующих административную ответственность за нарушение общественного порядка и только косвенно самим уголовным правом.

В 2013 году федеральной землей Северная Рейн-Вестфалия был внесен проект закона о введении уголовной ответственности юридических лиц и прочих объединений1, который, согласно пояснительной записке, будет в первую очередь защищать юридических лиц, соблюдающих закон. По мнению разработчи-

ков проекта, в настоящее время недостаточно возможностей применения уголовных санкций в отношении преступлений, совершаемых юридическим лицом.

Центральная норма уголовной ответственности корпорации предложена в § 2 проекта закона о введении уголовной ответственности юридических лиц и прочих объединениях: «§ 2. Корпоративные преступные деяния:

(1) Если лицом, принимающим решения по ведению дел общества, умышленно либо по неосторожности было совершено правонарушение, относящееся к обществу, по отношению к обществу будет наложена корпоративная санкция.

(2) Если при ведении дел общества было совершено правонарушение, относящееся к обществу, по отношению к обществу будет применена корпоративная санкция, если лицом, принимающим решения по ведению дел общества умышленно либо по неосторожности не были предприняты надлежащие меры надзора, в частности технического, организационного или личного характера, посредством которых правонарушение могло бы быть предотвращено или в существенной мере ограниченно».

В соответствии с п. 1 § 3 проекта закона положения Общей части УК Германии реализуются в том случае, если они применяются исключительно не к физическому лицу и если данный закон не устанавливает ничего иного.

В качестве наказания законопроект предусматривает наряду с взысканием денежного штрафа в качестве ultima ratio (последнего довода) ликвидацию предприятия. Подобная ликвидация предприятия пока еще не предусмотрена в уголовном, но может быть применена в административном производстве, например, согласно § 62 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

Вопрос о введении в Германии уголовной ответственности юридических лиц еще остается открытым для настоящих политических и научных дискуссий. Аргументы против введения уголовной ответственности юридических лиц в Германии весомы. Во-первых, введение уголовной ответственности корпораций противоречит конституционному принципу виновной ответственности. Привлекать юридическое

1 URL: http://www.justiz.nrw.de/JM/justizpolitik/jumiko/beschluesse/2013/herbstkonferenz13/zw3/.OP_II_5. Gesetzentwurf.pdf.

лицо к уголовной ответственности невозможно в принципе, так как предприятие является объединением людей. В германской уголовно-правовой доктрине вина понимается как упреч-ность поведения, соответствующего составу закона. Вид упрека определяется в зависимости от того, действовало лицо умышленно или по неосторожности. В обоих случаях это относится к упреку в адрес виновного, который выносит суд в каждом конкретном случае, определяя, осознавало лицо противоправность своего поведения, точнее говоря, должно ли было лицо осознавать, что оно действует противоправно.

Упрек суда в адрес виновного является предпосылкой вменяемости. В этой связи § 19 УК Германии устанавливает, что «невменяем тот, кто при совершении деяния еще не достиг четырнадцати лет».

Таким образом, уголовная ответственность в германском праве предполагает вину физического лица.

Во-вторых, для введения уголовной ответственности юридических лиц не существует никакой политической или правовой потребности.

В-третьих, против необходимости введения говорит и то, что в настоящее время в Германии является достаточным наличие системы «квазиуголовной» ответственности юридических лиц. Такие проблемы правоприменителя, как, например, связанные с определением размера денежного штрафа, могут быть решены посредством совершенствования норм Закона о борьбе с нарушениями общественного порядка.

Таким образом, в настоящее время в Германии отсутствует положение, обосновывающее уголовную ответственность юридического лица. В качестве статус-кво по-прежнему действует принцип «societas delinquere non potest» («юридические лица совершать преступления не могут»). Законодатель в России и в Германии избрал уголовное право, ориентированное на вину и привязанное к конкретному лицу. Юридическое лицо не обладает дееспособностью как таковой, а следовательно, и вменяемостью. Поэтому для эффективной борьбы с преступлениями, совершаемыми юридическими лицами, достаточным будет совершенствование действующего законодательства.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Додонов В. Ответственность юридических лиц в современном уголовном праве // Законность. — 2006. — № 4.

2. Жалинский А. Э. Современное немецкое уголовное право. — М., 2006.

3. Федоров А. В. Уголовная ответственность юридических лиц за коррупционные преступления // Российское право. — 2015. — № 3.

Материал поступил в редакцию 29 февраля 2016 г.

CRIMINAL RESPONSIBILITY OF LEGAL PERSONS IN RUSSIA AND GERMANY: TO THE TREATMENT OF THE PROBLEM

MINYAZEVA Tatyana Fyodorovna — Doctor of Law, Professor of the RUDN University minyazeva2008@rambler.ru

117198, Russia, Moscow, Miklukho-Maklaya Street, 6

119991, Russia, Moscow, Leninskie Gory, 1, build. 13.

Глава 4. Лица, подлежащие уголовной ответственности

Статья 19. Общие условия уголовной ответственности

Уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного настоящим Кодексом.

Рассматриваемая статья закрепляет общие признаки субъекта преступления. Из анализа статьи 19 УК РФ можно придти к выводу, что субъект преступления характеризуется тремя нижеследующими признаками:

1)вменяемость;

2)физическое свойство;

3)возраст.

Под вменяемостью в юридической литературе традиционно понимается такое состояние лица, при котором он способен понимать характер совершаемых деяний, руководить ими и осознавать общественную опасность своих действий. Вменяемость характеризуется двумя критериями: медицинским (биологическим) и юридическим (психологическим).

Медицинский критерий — отсутствие у лица психических заболеваний или отставания в психическом развитии. Следует иметь в виду, что не всякое психическое заболевание исключает вменяемость, а лишь те из них, которые выражены в наиболее тяжелых формах (шизофрения, эпилепсия, прогрессивный паралич и т.д.).

Юридический критерий — способность во время совершения деяния осознавать характер совершаемых деяний и осознавать их общественную опасность (интеллектуальный признак) и руководить ими (волевой признак).

Лишь наличие этих двух критериев говорит о вменяемости.

Физическое свойство — к уголовной ответственности может быть привлечено лишь физическое лицо, гражданин Российской Федерации, гражданин иностранного государства, лицо без гражданства или с двойным гражданством.

По ряду уголовных кодексов иностранных государств к уголовной ответственности может быть привлечено и юридическое лицо (например, уголовное законодательство США, Англии, Дании, Индии, Китая и др.).

В проекте Общей части УК РФ была сформулирована статья 106, в соответствии с которой:

1)юридическое лицо подлежит уголовной ответственности за деяние, предусмотренное уголовным законом, если:

—юридическое лицо виновно в неисполнении или ненадлежащем исполнении прямого предписания закона, устанавливающего обязанности либо запрет на осуществление определенной деятельности;

—юридическое лицо виновно в осуществлении деятельности, не соответствующей его учредительным документам или объявленным целям;

—деяние, причинившее вред либо создавшее угрозу причинения вреда личности, обществу или государству, было совершено в интересах данного юридического лица либо допущено, санкционировано, одобрено, использовано органом или лицом, осуществляющим функции управления юридическим лицом.

2)уголовная ответственность юридических лиц не исключает ответственность физического лица за совершение преступления9.

В юридической литературе дискутируется вопрос о возможности уголовной ответственности юридического лица. Сторонником признания юридического лица субъектом уголовной ответственности выступает С. Г. Келина, которая в качестве аргументов такого признания указывала на тяжесть последствий (размер вреда), причиненных общественно опасной деятельностью юридических лиц, трудность установить при этом конкретное виновное лицо, что приводит к объективному вменению, а также наличие административной ответственности в российском законодательстве10.

Кузнецова Н. Ф. возражает: «Первый вопрос, который при этом возникает: соответствует ли уголовная ответственность юридических лиц принципам личной и виновной ответственности? Очевидно, что не соответствует. Более же высокие штрафные санкции и возможность закрытия предприятия, о которых говорят как о достоинствах уголовной ответственности юридических лиц, вполне достижимы в ходе реализации гражданско-правовых санкций. За коллективной ответственностью юридического лица вполне могут скрываться истинные виновники преступления»11.

Волженкин Б. В. замечает: «Следует различать субъект преступления и субъект уголовной ответственности. Преступление как общественно опасное противоправное и виновное деяние может совершить только физическое лицо, обладающее сознанием и волей. Именно такое деяние, содержащее все признаки соответствующего состава преступления, является основанием уголовной ответственности. А вот нести уголовную ответственность за такие деяния могли бы не только физические лица, но при определенных условиях и юридические лица. Следовательно, задача состоит в том, чтобы определить условия, при которых юридическое лицо будет нести уголовную ответственность за преступление, совершенное физическим лицом. Такими условиями могли бы быть следующие положения: действие (бездействие) совершено:

1)с ведома юридического лица (его органа управления) или было им санкционировано;

2)в пользу (интересах) юридического лица (при умышленной преступной деятельности);

3)субъектом, уполномоченным юридическим лицом»12.

Автор комментария к данной статье придерживается последней из приведенных точек зрения.

Третьим признаком субъекта преступления является возраст, с которого наступает уголовная ответственность. Только с достижением определенного возраста лицо в полной мере способно осознавать общественную опасность своих действий. Уголовная ответственность в полной мере наступает при достижении шестнадцатилетнего возраста и только за прямо предусмотренные законом преступления при достижении четырнадцати лет (см.: ч. 2 ст. 20 УК РФ). Следовательно, судам необходимо точно определять возраст несовершеннолетнего, совершившего преступление. Пункт 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» оговаривает, что «лицо считается достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность, не в день рождения, а по истечении суток, на которые приходится этот день, то есть с ноля часов следующих суток. При установлении судебно-медицинской экспертизой возраста подсудимого днем его рождения считается последний день того года, который назван экспертами, а при определении возраста минимальным и максимальным числом лет суду следует исходить из предлагаемого экспертами минимального возраста такого лица». Судебно-медицинскую экспертизу для определения возраста проводят в бюро судебно-медицинских экспертиз, которые находятся в ведении органов управления здравоохранением субъектов РФ13.

Следует иметь в виду, что совершение некоторых преступлений в силу их специфики возможно лицами более старшего возраста (например, субъектом преступления, предусмотренного ст. 338 УК РФ, может быть лишь лицо, достигшее восемнадцатилетнего возраста, субъектом преступления, предусмотренного ст. 305 УК РФ, в силу прямого указания закона, может быть только судья, а судьей может быть гражданин РФ, достигший 25 лет).

Статья 20. Возраст, с которого наступает уголовная

ответственность

1. Уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста.

2. Лица, достигшие ко времени совершения преступления четырнадцатилетнего возраста, подлежат уголовной ответственности за убийство (статья 105), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (статья 111), умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (статья 112), похищение человека (статья 126), изнасилование (статья 131), насильственные действия сексуального характера (статья 132), кражу (статья 158), грабеж (статья 161), разбой (статья 162), вымогательство (статья 163), неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (статья 166), умышленные уничтожение или повреждение имущества при отягчающих обстоятельствах (часть вторая статьи 167), террористический акт (статья 205), захват заложника (статья 206), заведомо ложное сообщение об акте терроризма (статья 207), хулиганство при отягчающих обстоятельствах (часть вторая статьи 213), вандализм (статья 214), хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (статья 226), хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ (статья 229), приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения (статья 267).

3. Если несовершеннолетний достиг возраста, предусмотренного частями первой или второй настоящей статьи, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности.

1.Комментируемая статья устанавливает возраст уголовной ответственности с шестнадцати лет, а за двадцать составов преступлений –

с четырнадцати лет.

2.Уголовная ответственность с четырнадцати лет наступает за ряд преступлений против личности, против собственности и против общественной безопасности и общественного порядка.

При этом все преступления, названные в части 2 комментируемой статьи, являются умышленными (только состав преступления, предусмотренный ст. 267 «Приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения» относится к преступлениям с двумя формами вины, но в целом такое преступление признается совершенным умышленно).

3.Лицо считается достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность, не в день рождения, а по истечении суток, на которые приходится этот день, то есть с ноля часов следующих суток.

При установлении судебно-медицинской экспертизой возраста подсудимого днем его рождения считается последний день того года, который назван экспертами, а при определении возраста минимальным и максимальным числом лет суду следует исходить из предлагаемого экспертами минимального возраста такого лица.

4.Следует также учитывать, что согласно части 3 комментируемой статьи, если несовершеннолетний достиг возраста, с которого он может быть привлечен к уголовной ответственности, но имеет не связанное с психическим расстройством отставание в психическом развитии, ограничивающее его способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности.

5.За совершение ряда преступлений уголовная ответственность наступает с более позднего возраста, не указанного в комментируемой статье, с восемнадцати лет (ст. 134, 135, 150, 151, 328 УК РФ), с двадцати пяти лет (например, ст. 305 УК РФ).

Статья 21. Невменяемость

1. Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.

2. Лицу, совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные настоящим Кодексом.

1.Сформулированное в комментируемой статье понятие невменяемости включает в себя два критерия:

1)медицинский (биологический);

2)юридический (психологический).

2.Медицинский (биологический) критерий указывает на различные формы болезненных расстройств психической деятельности. К ним относятся:

1)хроническое психическое расстройство — оно носит длительный характер и имеет тенденцию к прогрессированию (шизофрения, эпилепсия, прогрессивный паралич и т. д.);

2)временное психическое расстройство — расстройства, которые носят временный характер (реактивное состояние, белая горячка, патологическое опьянение, патологический аффект и т. д.);

3)слабоумие — стойкое врожденное недоразвитие умственных способностей или стойкое и необратимое снижение интеллекта в результате деструктивных изменений в мозгу после травмы, инфекционных и других заболеваний. Случаи слабоумия делятся на три вида: глубокое (идиотия), среднее (имбецильность), легкое (дебильность);

4)иное болезненное состояние психики — это тяжелые формы психопатии, явления абстиненции при наркомании и т. д.

3.Юридический (психологический) критерий характеризуется двумя признаками:

1)интеллектуальным — неспособность лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия);

2)волевым — неспособность лица руководить своими действиями (бездействием).

Для признания лица невменяемым достаточно наличие одного из признаков юридического критерия.

4.Только при наличии в совокупности юридического и медицинского критериев можно говорить о невменяемости лица, совершившего преступление. Лицу, совершившему общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера.

Статья 22. Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости

1. Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности.

2. Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера.

1.Ограниченная вменяемость, как и невменяемость, характеризуется двумя критериями:

1)медицинским (биологическим);

2)юридическим (психологическим), но по содержанию они отличаются от аналогичных критериев невменяемости.

2.Медицинский критерий заключается в том, что в момент совершения преступления у лица было заболевание, не исключающее вменяемости, то есть не относящееся к заболеваниям, образующим медицинский критерий невменяемости. К таким психическим расстройствам относятся неврозы, психопатии, психотропные состояния, легкая форма слабоумия и т. д.

3.Юридический критерий включает в себя два признака:

1)интеллектуальный — лицо не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия);

2)волевой — лицо не могло в полной мере руководить своими действиями (бездействием).

4.Ограниченно вменяемое лицо подлежит уголовной ответственности, а психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера.

Статья 23. Уголовная ответственность лиц, совершивших

преступление в состоянии опьянения

Лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности.

1.Комментируемая статья устанавливает, что лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, подлежит уголовной ответственности. Речь в данном случае идет о физиологическом опьянении, которое не исключает вменяемости, так как отсутствует медицинский критерий невменяемости. При этом состояние опьянения не является ни обстоятельством, смягчающим наказание, ни обстоятельством, отягчающим наказание.

2.В отличие от физиологического опьянения, патологическое опьянение относится к временным психическим расстройствам и влечет признание невменяемости лица. К признакам, по которым можно определить патологическое опьянение относится: перенесенные накануне астенические факторы (физическое или психическое переутомление лица), возникновение этого состояния после употребления незначительного количества алкоголя, наличие психомоторного возбуждения, нецеленаправленность действий, их внешняя безмотивность, неадекватность окружающей действительности, последующий глубокий сон, запамятование и т. д.

Каждый за себя

Автор документа — зампред Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Александр Ремезков предложил ввести уголовную ответственность для компаний по статьям УК, касающимся торговли людьми и организации незаконного вооруженного формирования до незаконного экспорта сырья и коммерческого подкупа. На парламентских слушаниях в Совете Федерации обсудили все «за» и «против» этого документа.

Старший инспектор Следственного комитета России Георгий Смирнов в своем выступлении отметил, что в России сейчас установлена административная ответственность для юридических лиц и уголовная для физических. Действующая в России правовая система хорошо справляется с поставленными задачами. Но международные правоохранительные и судебные системы просто не признают решения российских судов, так как во многих зарубежных странах уголовная ответственность компаний уже стала нормой.

Есть и еще одна причина в пользу введения уголовной ответственности юридических лиц. «Предполагается, что административное право, в отличие от уголовного, предусматривается в отношении менее социально опасных деяний», — отметил Георгий Смирнов. Установление уголовной ответственности для компаний позволило бы привлечь организации к более серьезной ответственности.

Кроме того, введение уголовной ответственности способно устранить излишнюю загруженность судов. «Ведь по сути деяние, совершенное физическим лицом от имени и в интересах юридического лица, приводит к инициированию двух параллельных процессов — уголовного и административного, — отмечает представитель СК РФ. — Как эти процессы проходят на практике? Как правило, прокурор дожидается приговора (по уголовному делу), так как в рамках административного производства нельзя осуществлять оперативно-разыскную деятельность. А как же тогда доказать факт дачи и получения взятки, если не осуществить документирование этих действий?» Также введение уголовной ответственности компаний поможет сократить расходы на рассмотрение дел в судах.

«С точки зрения санкций принципиальной разницы не будет, — считает Смирнов. — Государство выиграет за счет рационализации процедуры, за счет того, что Россия получит возможность экстерриториального уголовного преследования, за счет того, что не будет платить штрафы различным зарубежным инстанциям, признающим, что наша процедура привлечения к уголовной ответственности не соответствует международным стандартам».

К ответственности планируется привлекать российские и иностранные компании, международные организации. Если законопроект будет принят, уголовная ответственность наступит для юридических лиц почти по четырем десяткам статей УК. Спектр наказаний для нарушителей от предупреждения, лишения лицензии и льгот, штрафов до лишения права на деятельность или запрета на деятельность на территории РФ и принудительной ликвидации организации. Ликвидация или запрет на деятельность предусмотрены для тяжелых преступлений — экстремистских или террористических. Впрочем, подобные организации ликвидируются и сегодня, в соответствии с действующим российским законодательством.

Перед введением института уголовной ответственности юрлиц в России планируется изучить зарубежный опыт, чтобы можно было вписать право России в канву международных законодательных трендов. Институт уголовной ответственности юрлиц введен во многих европейских станах, Китае, странах Ближнего Востока. В ближайшее время его планируют ввести такие страны, как Грузия, Казахстан, Латвия, Литва, Эстония, Молдавия, Украина. «В двух странах (Германии и Италии) существует административная ответственность юридических лиц. Однако специфика административного права заключается в том, что она является неотъемлемой подотраслью уголовного права, — говорит Георгий Смирнов. — Соответственно, процесс привлечения к уголовной ответственности унифицирован, он регулируется едиными уголовно-процессуальными законами». То есть в этих странах существует единый Уголовно-процессуальный кодекс. Но это лишь одна из моделей, в различных странах используются свои особенности введения в законодательство уголовной ответственности для юридических лиц.

В то же время в России исторически сложилась своя модель, в которой административное право является самостоятельной подотраслью права, в котором есть свой процессуальный порядок, режим привлечения к ответственности. И это аргумент за сохранение сложившейся системы. Начальник правового управления Генпрокуратуры Владимир Макаров говорит, что предложенная модель неприемлема для России. «Ссылаться на законодательство других стран с совершенно другими правовыми системами не совсем грамотно, — считает он. — К тому же действующей в России уголовной ответственности физических лиц и административной ответственности юрлиц вполне достаточно для выполнения поставленных целей». Так, директора, учредители и другие принимающие ключевые решения в компании сотрудники могут быть привлечены к уголовной ответственности, это уже заложено в российском законодательстве.

Первый вице-президент Адвокатской палаты Москвы Генри Резник отметил, что такие серьезные изменения, как установление уголовной ответственности для юрлиц, не стоит вводить в законодательство без особой нужды. «Я склоняюсь к тому, что вводить такую ответственность у нас нельзя», — говорит адвокат. Давно доказано, что привычные и хорошо работающие правовые или административные механизмы государства не стоит реформировать без серьезных оснований. Кроме того, следует оценить коррупционные риски от введения такой ответственности для компаний. «Я полагаю, что на настоящем этапе принятие этого законопроекта не принесет никаких ожидаемых позитивных результатов, а будет связано только с ростом коррупции в наших правоохранительных органах», — сообщил юрист.

Правительство раскритиковало законопроект, отметив, что инициатива не проработана. К примеру, вина юридического лица будет определяться виной физического лица, действовавшего от имени организации. Это может привести к тому, что компании станут нести ответственность за поступки сотрудников. «Эта доктрина не укладывается в привычные стандарты уголовной ответственности физлиц за личную вину», — подтверждает Генри Резник. Верховный суд в своем отзыве к законопроекту указал, что необходимо провести анализ о целесообразности дублирования административных норм уголовными. В поддержку этой инициативы ранее выступал председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин. С его точки зрения, без этой нормы «невозможно экстерриториальное уголовное преследование иностранных организаций, финансирующих терроризм, спонсирующих дестабилизацию политической обстановки, а также другие транснациональные преступления, совершаемые на территории России».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *