Статья 105 через 30

Анализ судебной практики в отношении дела об убийстве

Анализ судебной практики рассмотрения уголовных дел показывает, что Верховные суды республик, краевые, областные и соответствующие им суды в целом правильно применяют нормы уголовного закона, дифференцированно подходят к назначению наказания, исходя из характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного и совокупности обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность.

Вместе с тем в ряде случаев они неоправданно не применяют строгие меры наказания к лицам, виновным в совершении особо тяжких преступлений, ранее неоднократно судимым или совершившим несколько преступлений, свидетельствующих о повышенной опасности содеянного и личности виновного. Такие факты влекли за собой отмену приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство.

Однако необходимо указать на некоторые ошибки судов, например такие, как недооценка тяжести и степени общественной опасности содеянного и личности виновного, которая допускалась преимущественно по делам об умышленных убийствах. При применении законодательства по этой категории дел суды не всегда учитывали конкретные обстоятельства преступления, мотивы и цели, а также способ убийства и суровость наказания, установленного законом за умышленное убийство.

Ошибочная оценка действий, их необоснованная квалификация по закону о менее тяжком преступлении с назначением наказания, не соответствующего тяжести преступления, нередко делается в результате несоблюдения судом требований УПК РСФСР, которая обязывает принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

Несмотря на четкие и ясные предписания закона и соответствующие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, все еще отмечаются факты поверхностного подхода к разбирательству уголовных дел, когда остаются без выяснения обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, не уделяется достаточного внимания исследованию личности подсудимого, что в итоге приводит к постановлению необоснованного, в том числе и чрезмерно мягкого приговора.

Так, например, Данилова В.Г. следственные органы обвиняли в покушении на умышленное убийство. Однако суд квалифицировал его действия по ст. 207 УК РСФСР, усмотрев в них лишь признаки угрозы убийством, и назначил ему пять месяцев лишения свободы.

Кассационная инстанция по протесту прокурора приговор отменила, и дело направила на новое рассмотрение. В принятом решении Коллегия сослалась на неполноту исследования фактических обстоятельств, от установления которых зависит правильная юридическая оценка совершенных действий и назначение справедливого наказания.

Сургутским городским судом Никитин П.С. был осужден за разбойное нападение к четырем годам лишения свободы. С применением пистолета-зажигалки Никитин совершил нападение на работника киоска, у которого похитил 21200 рублей.

Судебная коллегия по уголовным делам суда Ханты-Мансийского автономного округа действия осужденного квалифицировали как грабеж с насилием со ссылкой на то, что Никитин при нападении угрожал заведомо негодным оружием, и с применением ст. 43 УК РСФСР назначила ему три года лишения свободы.

По протесту прокурора Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила приговор и определение кассационной инстанции, дело направила на повторное рассмотрение для более полного исследования фактических обстоятельств и выяснения вопроса, воспринимал ли потерпевший имитацию вооруженного нападения как реальную угрозу применения насилия, для жизни и здоровья.

Коллегия отметила, что назначив Никитину, наказание ниже нижнего предела, предусмотренное законом за разбойное нападение, суд не указал в приговоре, какие исключительные обстоятельства были приняты им во внимание. Мера наказания Никитину избрана без надлежащего учета требований закона, тяжести содеянного и личности виновного.

Неправильное толкование ст. 20 Конституции РФ приводит к ошибочному выводу о недопустимости назначения виновному исключительной меры наказания.

Так, например, Воронежский областной суд по совокупности преступлений осудил к 15 годам лишения свободы Зайцева. Они признан виновным в умышленном убийстве двух сотрудников милиции и водителя инкассатора, а также в покушении на убийство двух инкассаторов и продавца магазина.

При назначении виновному наказания суд учел, что Зайцев ранее не судим, имеет малолетнего ребенка, в то же время указал, что о н совершил особо тяжкое преступление — убил троих граждан, причинил вред здоровью других потерпевших и моральные страдания их близким.

Совершенные Зайцевым преступления, как и он сам, представляют исключительную опасность для общества. Суд назначил ему длительный срок лишения свободы в условиях тюрьмы.

Как усматривается из приговора, при обсуждении вопроса о наказании суд исходил из неправильного убеждения, что действующее законодательство с учетом положений ст. 20 Конституции РФ допускает смертную казнь только по приговору суда присяжных, а Воронежский областной суд к таковым не относился.

В определении Коллегии указано также, что суд первой инстанции не привел в приговоре убедительных доводов в обоснование назначенного наказания, не в полной мере учел данные, характеризующие личность виновного, в силу чего определил Зайцеву несправедливую в связи с мягкостью меру наказания.

Нередко приговоры судов и при правильной квалификации содеянного отменялись из-за явной недооценки тяжести, общественной опасности совершенного преступления и личности виновного, а также обстоятельств, отягчающих его ответственность, что приводило к назначению мягкого наказания, не соответствующего содеянному.

Исходя из положений ст. 37 УПК РСФСР не соответствующим тяжести преступления и личности осужденного Коллегия признавала наказание, которое хотя и было назначено в пределах санкции соответствующего уголовного закона, но по своему размеру было явно несправедливым следствие мягкости.

К выводу о несоразмерности назначенного наказания тяжести преступления, о его несоответствии личности осужденного Коллегия приходила в тех случаях, когда наказание необоснованно назначалось с применением ст. 43 УК РСФСР.

Судом Ханты-Мансийского автономного округа по п.п. «е», «з» ст. 102 УК РСФСР был осужден Ищеряков.

Суд установил, что Ищеряков, Ефимов и Попов вместе распивали спиртные напитки. Во время пьянства между Ищеряковым и Ефимовым возник конфликт, в процессе которого Ефимов оскорблял Ищерякова и угрожал ему и его семье. В ответ на эти действия Ищеряков сходил домой, взял нож и дважды ударил Ефимова в сердце, отчего потерпевший тут же скончался. В целях устранения свидетеля убийства Ищеряков нанес ножевое ранение в сердце и Попову, который так же скончался.

За умышленное убийство двух лиц суд с применением ст. 43 УК РСФСР определил виновному 4 года лишения свободы. В обоснование применения указанной статьи суд сослался на то. что Ищеряков ранее преступлений не совершал, вину в содеянном признал и чистосердечно раскаялся, явился с повинной, активно способствовал раскрытию преступления, длительное время трудился на буровых установках, на работе зарекомендовал себя с положительной стороны, у него двое малолетних детей, один из потерпевших вел себя неправильно, допустил в отношении Ищерякова насилие, ранил его.

Указанные обстоятельства суд расценил как исключительные и назначил Ищерякову наказание ниже низшего предел, предусмотренного законом.

По протесту прокурора приговор в отношении осужденного был отменен. Коллегия отметила, что ст. 43 УК РСФСР устанавливает возможность назначения виновному более мягкого наказания, чем предусмотрено законом, лишь при наличии исключительных обстоятельств и если личность подсудимого не представляет большой общественной опасности, что в совокупности существенно уменьшает степень ответственности осужденного.

В данном случае по делу не установлены обстоятельства, которые бы однозначно свидетельствовали о необходимости применения ст. 43 УК РСФСР, и суд не привел в приговоре убедительных доводов в обосновании применения указанной нормы.

Смягчающие вину обстоятельства. на которые суд сослался в своем решении, по оценке Коллегии, недостаточны для признания их исключительными. Суд не учел в полной мере тяжесть содеянного, а также совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения.

При новом рассмотрении дела рекомендовано принять во внимание указанные обстоятельства и назначить Ищерякову наказание, соответствующее тяжести содеянного.

В каждом случае применение ст. 43 УК РСФСР (ст. 64 УК РФ) суд обязан указать, какие именно обстоятельства им признаются исключительными и учитываются при назначении наказания. К сожалению, многие приговоры страдают тем, что в них не всегда системно классифицируются обстоятельства, одни из которых следовало бы отнести к категории смягчающих, а другие — к категории отягчающих наказание. В связи с этим порой трудно определить, на какую совокупность обстоятельств судом сделан акцент в обосновании назначенного наказания.

Суды не всегда учитывают повышенную опасность лица, совершившего несколько преступлений, и, как показывает практика, в большинстве случаев назначают наказание по совокупности преступлений с применением принципа поглощения менее строго наказания более строгим.

Между тем для применения такого принципа по многим делам не было достаточных оснований, вследствие чего назначенная мера наказания по совокупности преступлений признавалась не соответствующей содеянному в силу своей мягкости.

При отмене приговора за мягкостью назначенного наказания одни судьи в определении предписывают усилить наказание при подтверждении вины подсудимого в объеме предъявленного обвинения, другие, отмечая, что приговор является мягким, ограничиваются указанием на необходимость руководствоваться при назначении наказания требованиями ст. 37 УК РСФСР (ст. 60 УК РФ).

Существенные недостатки в применении наказания допускались по делам о преступлениях, совершенных группой лиц. по этой категории дел не всегда соблюдались требования закона о строго индивидуальном подходе к назначению наказания. в то же время при одинаковой роли в совершении преступления, схожих данных о личности виновных мера наказания одним из них определялась явно заниженная, не соответствующая характеру и степени тяжести содеянного.

Нарушение принципа дифференциального подхода при разрешении вопроса о наказании влекло в таких случаях отмену приговора и, как правило, в отношении всех осужденных, хотя речь шла лишь об отдельных лицах, действия которых в ряде случаев непосредственно не были связаны с участием в преступлении других лиц. Такая отмена приговора с неизбежностью приводила к затягиванию разрешения дела, неоправданно длительному содержанию многих обвиняемых в следственном изоляторе.

Приговор может быть признан несправедливым по мотивам мягкости не только основного наказания, но и вследствие неприменения дополнительного наказания, предусмотренного законом. Хотя при рассмотрении уголовных дел не было фактов отмены приговора из-за подобной ошибки, тем не менее отмечались отдельные случаи, когда суды, не мотивировав не назначали дополнительного наказания, хотя его применение было по закону обязательным либо альтернативным.

Следует отметить, что Судебная коллегия, отменив приговоры по значительному количеству уголовных дел за их мягкостью, в то же время далеко не всегда соглашалась с доводами прокуроров и потерпевших, просивших об отмене приговора за мягкостью назначенного наказания. Отказывая в удовлетворении их просьбы. кассационная инстанция в этих случаях, как правило, убедительно мотивировала свое решение. однако по отдельным делам, впоследствии рассмотренным в порядке надзора, приговоры и определения Судебной коллегии были отменены президиумом Верховного Суда РФ.

Изучение судебных решений показывает, что в деятельности судов по применению уголовного законодательства были существенные недостатки. В этих случаях Коллегия принимала необходимые меры по устранению допущенных ошибок, отменяла явно мягкие приговоры и тем самым ориентировала суды на строгое соблюдение норм закона при назначении наказания.

Учитывая, что вопросы назначения наказания имеют большое значение в практике рассмотрения уголовных дел, Верховный суд РФ намерен и впредь анализировать эту проблему, но уже по результатам применения наказания в соответствии с новым уголовным законодательством, введенным в действие с 1 января 1997.

105 статья УК РФ покушение на убийство

Постановление о покушении на преступление содержится в ст. 30 УК. Кроме этого квалификация правонарушения в качестве убийства определяется по 105 ст УК РФ. Последний вариант уголовного кодекса содержит новые поправки, которые должен знать каждый консультант.

Сегодня можно скачать полный текст закона или скачать обзор в видео, хоть проблемы квалификации и за что какой срок будет предусмотренный легко изучить самому. Сначала стоит рассмотреть ту часть постановления, где описано понятие, состав преступления и его виды.

Подсудность, характеристика, аргументы

По статье 105 преступление будет квалифицироваться как убийство, если одно лицо причинило смерть другому. Признаки смерти задействуют данный закон, по которому объект нарушения может быть осужден до 15-ти лет ограничения свободы.

Возможно разное обстоятельство, которое увеличит срок наказания и прибавит тяжесть. В новой редакции свобода ограничивается на 6-15 лет без отягчающих и смягчающих обстоятельств. По отягощающему материалу уголовного дела дают до 20 лет.

По судебной практике наказание отягощается если произошло убийство:

  • Лица во время несения общественной службы.
  • Беременной женщины.
  • Два, три и более лиц.
  • Причинение смерти жестоким образом.
  • Преступление против несовершеннолетнего и малолетнего лица.
  • Групповой вид преступления.

Состав преступления

Делая разбор ст. 30, действующая редакция показывает, что ответственность наступает за любой признак подготовки убийства, например, когда составляется макет преступления или приобретается субъект для нанесения вреда здоровью.

Квалификация тяжести приводится в соответствие к ст. 105. Более строгий срок будет за покушение на умышленное причинение смерти двух или более лиц, за особо жестокое действие, причинение смерти по найму и другие обстоятельства для решения судов.

Ч 3 ст 30 ч 1 ст 105 УК РФ

В третьей части ст. 30 обоснована юр. диспозиция о том, что попадает под квалифицированные преступления по покушению и какие аргументы определяют его таковым. Здесь говорится, что практика определяет деяния относительно подготовки к нанесению вреда для потерпевшего, если это в итоге не было совершено.

Простое или умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

Объективная сторона этого закона говорит, что даже если не оканчивать покушение убийством, должна быть нанесена санкция за нанесение вреда здоровью.

По неосторожности: как доказать?

По многим делам сегодня выдвигается гипотеза о совершении по неосторожности. Речь адвоката может доказать, что причина обвинения субъективная, а в дело нужно внести изменения о факте неосторожности. Как и в случае большой давности, преступник в этом случае может получить меньшее ограничение свободы либо условный срок, а также ему может быть доступно УДО или амнистия. Тот, чья неосторожность будет доказана, получит срок, который не будет превышать минимальный. Найти грамотного юриста в Своем городе можете

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 N 1 (ред. от 03.03.2015) О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 27 января 1999 г. N 1

О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО ДЕЛАМ ОБ УБИЙСТВЕ

(СТ. 105 УК РФ)

В целях обеспечения правильного применения законодательства, предусматривающего ответственность за умышленное причинение смерти другому человеку, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. При рассмотрении дел об убийстве, являющемся особо тяжким преступлением, за совершение которого возможно назначение самого строгого наказания из предусмотренных ст. 44 УК РФ видов наказаний, суды обязаны неукоснительно выполнять требование закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела.

По каждому такому делу должна быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель и способ причинения смерти другому человеку, а также исследованы иные обстоятельства, имеющие значение для правильной правовой оценки содеянного и назначения виновному справедливого наказания.

2. Если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.).

3. Необходимо отграничивать убийство от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, имея в виду, что при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности.

При решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.

4. По ч. 1 ст. 105 УК РФ квалифицируется убийство, совершенное без квалифицирующих признаков, указанных в ч. 2 ст. 105 УК РФ, и без смягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. ст. 106, 107 и 108 УК РФ (например, в ссоре или драке при отсутствии хулиганских побуждений, из ревности, по мотивам мести, зависти, неприязни, ненависти, возникшим на почве личных отношений).

5. В соответствии с положениями ч. 1 ст. 17 УК РФ убийство двух или более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации по пункту «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а при наличии к тому оснований также и по другим пунктам части 2 данной статьи, при условии, что ни за одно из этих убийств виновный ранее не был осужден.

Убийство одного человека и покушение на убийство другого не может рассматриваться как оконченное преступление — убийство двух лиц. В таких случаях независимо от последовательности преступных действий содеянное следует квалифицировать по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 и по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

6. По п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицируется убийство лица или его близких, совершенное с целью воспрепятствования правомерному осуществлению данным лицом своей служебной деятельности или выполнению общественного долга либо по мотивам мести за такую деятельность.

Под осуществлением служебной деятельности следует понимать действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности, с предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству, а под выполнением общественного долга — осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества или законных интересах отдельных лиц, так и совершение других общественно полезных действий (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо о местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений, дача свидетелем или потерпевшим показаний, изобличающих лицо в совершении преступления, и др.).

К близким потерпевшему лицам, наряду с близкими родственниками, могут относиться иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений.

7. По п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии) надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство. К иным лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные, престарелые, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.

При квалификации действий виновного по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ по признаку «убийство, сопряженное с похищением человека либо захватом заложника» следует иметь в виду, что по смыслу закона ответственность по данному пункту ч. 2 ст. 105 УК РФ наступает не только за умышленное причинение смерти самому похищенному или заложнику, но и за убийство других лиц, совершенное виновным в связи с похищением человека либо захватом заложника. Содеянное должно квалифицироваться по совокупности с преступлениями, предусмотренными ст. 126 или ст. 206 УК РФ.

8. При квалификации убийства по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ надлежит исходить из того, что понятие особой жестокости связывается как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости. При этом для признания убийства совершенным с особой жестокостью необходимо установить, что умыслом виновного охватывалось совершение убийства с особой жестокостью.

Признак особой жестокости наличествует, в частности, в случаях, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т.д.). Особая жестокость может выражаться в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания.

Глумление над трупом само по себе не может расцениваться в качестве обстоятельства, свидетельствующего о совершении убийства с особой жестокостью. Содеянное в таких случаях, если не имеется других данных о проявлении виновным особой жестокости перед лишением потерпевшего жизни или в процессе совершения убийства, следует квалифицировать по соответствующей части ст. 105 и по ст. 244 УК РФ, предусматривающей ответственность за надругательство над телами умерших.

Уничтожение или расчленение трупа с целью сокрытия преступления не может быть основанием для квалификации убийства как совершенного с особой жестокостью.

9. Под общеопасным способом убийства (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ) следует понимать такой способ умышленного причинения смерти, который заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица (например, путем взрыва, поджога, производства выстрелов в местах скопления людей, отравления воды и пищи, которыми помимо потерпевшего пользуются другие люди).

Если в результате примененного виновным общеопасного способа убийства наступила смерть не только определенного лица, но и других лиц, содеянное надлежит квалифицировать, помимо п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ, по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а в случае причинения другим лицам вреда здоровью — по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ и по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за умышленное причинение вреда здоровью.

В тех случаях, когда убийство путем взрыва, поджога или иным общеопасным способом сопряжено с уничтожением или повреждением чужого имущества либо с уничтожением или повреждением лесов, а равно насаждений, не входящих в лесной фонд, содеянное, наряду с п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ, следует квалифицировать также по ч. 2 ст. 167 или ч. 3 или ч. 4 ст. 261 УК РФ.

10. При квалификации убийства по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ необходимо учитывать содержащееся в ст. 35 УК РФ определение понятия преступления, совершенного группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой лиц.

Убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения). Убийство следует признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица).

Предварительный сговор на убийство предполагает выраженную в любой форме договоренность двух или более лиц, состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего. При этом, наряду с соисполнителями преступления, другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников убийства, и их действия надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Организованная группа — это группа из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств. Как правило, такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы. Поэтому при признании убийства совершенным организованной группой действия всех участников независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ.

11. По п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство из корыстных побуждений) следует квалифицировать убийство, совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь и т.п.) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.).

Как убийство по найму надлежит квалифицировать убийство, обусловленное получением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения. Лица, организовавшие убийство за вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособничество в совершении такого убийства, несут ответственность по соответствующей части ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Как сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом следует квалифицировать убийство в процессе совершения указанных преступлений. Содеянное в таких случаях квалифицируется по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ в совокупности со статьями УК, предусматривающими ответственность за разбой, вымогательство или бандитизм.

12. По п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ следует квалифицировать убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение (например, умышленное причинение смерти без видимого повода или с использованием незначительного повода как предлога для убийства).

Если виновный, помимо убийства из хулиганских побуждений, совершил иные умышленные действия, грубо нарушавшие общественный порядок, выражавшие явное неуважение к обществу и сопровождавшиеся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, то содеянное им надлежит квалифицировать по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ и соответствующей части ст. 213 УК РФ.

Для правильного отграничения убийства из хулиганских побуждений от убийства в ссоре либо драке следует выяснять, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован виновным для использования его в качестве повода к убийству. Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, виновный не может нести ответственность за убийство из хулиганских побуждений.

13. По смыслу закона квалификация по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ совершенного виновным убийства определенного лица с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение исключает возможность квалификации этого же убийства, помимо указанного пункта, по какому-либо другому пункту ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающему иную цель или мотив убийства. Поэтому, если установлено, что убийство потерпевшего совершено, например, из корыстных или из хулиганских побуждений, оно не может одновременно квалифицироваться по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Под убийством, сопряженным с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, следует понимать убийство в процессе совершения указанных преступлений или с целью их сокрытия, а также совершенное, например, по мотивам мести за оказанное сопротивление при совершении этих преступлений.

Учитывая, что при этом совершаются два самостоятельных преступления, содеянное следует квалифицировать по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ и, в зависимости от конкретных обстоятельств дела, по соответствующим частям ст. 131 или ст. 132 УК РФ.

14 — 15. Исключены. — Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 N 7.

16. По смыслу закона убийство не должно расцениваться как совершенное при квалифицирующих признаках, предусмотренных п. п. «а»,»г»,»е» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также при обстоятельствах, с которыми обычно связано представление об особой жестокости (в частности, множественность ранений, убийство в присутствии близких потерпевшему лиц), если оно совершено в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения либо при превышении пределов необходимой обороны.

17. Убийство, совершенное при квалифицирующих признаках, предусмотренных двумя и более пунктами ч. 2 ст. 105 УК РФ, должно квалифицироваться по всем этим пунктам. Наказание же в таких случаях не должно назначаться по каждому пункту в отдельности, однако при назначении его необходимо учитывать наличие нескольких квалифицирующих признаков.

В случаях, когда подсудимому вменено совершение убийства при квалифицирующих признаках, предусмотренных несколькими пунктами ч. 2 ст. 105 УК РФ, и обвинение по некоторым из них не подтвердилось, в описательной части приговора достаточно с приведением надлежащих мотивов сформулировать вывод о признании обвинения по тем или иным пунктам необоснованным.

18. Действия должностного лица, совершившего убийство при превышении должностных полномочий, следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 или ч. 2 ст. 105 и ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Аналогично по совокупности с ч. 2 ст. 203 УК РФ должны квалифицироваться действия руководителя или служащего частной охранной или детективной службы, совершившего убийство при превышении полномочий, предоставленных ему в соответствии с лицензией, вопреки задачам своей деятельности.

19. Убийство сотрудника места лишения свободы или места содержания под стражей либо осужденного с целью воспрепятствовать его исправлению или из мести за исполнение им общественной обязанности, совершенное лицом, отбывающим наказание в виде лишения свободы или содержащимся под стражей, надлежит квалифицировать, помимо соответствующей части ст. 105 УК РФ, по ст. 321 УК РФ, предусматривающей ответственность за дезорганизацию нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества.

20. При назначении наказания за убийство необходимо учитывать все обстоятельства, при которых оно совершено: вид умысла, мотивы и цель, способ, обстановку и стадию совершения преступления, а также личность виновного, его отношение к содеянному, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. Равным образом должны быть исследованы данные, относящиеся к личности потерпевшего, его взаимоотношения с подсудимым, а также поведение, предшествовавшее убийству.

Абзац исключен. — Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 03.12.2009 N 27.

Абзац исключен. — Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 N 7.

21. По каждому делу об умышленном причинении смерти другому человеку надлежит устанавливать причины и условия, способствовавшие совершению преступления, и при наличии к тому оснований реагировать на них в предусмотренном процессуальным законом порядке.

22. В связи с принятием настоящего Постановления признать утратившим силу Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 1992 г. N 15 «О судебной практике по делам об умышленных убийствах» и считать не действующими на территории Российской Федерации Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 27 июня 1975 г. N 4 «О судебной практике по делам об умышленном убийстве» и от 22 сентября 1989 г. N 10 «О выполнении судами руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда СССР при рассмотрении уголовных дел об умышленных убийствах».

Председатель Верховного Суда

Российской Федерации

В.М.ЛЕБЕДЕВ

Секретарь Пленума,

судья Верховного Суда

Российской Федерации

В.В.ДЕМИДОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *