Пресс хата

Здравствуйте! Я приговорен к пожизненному лишению свободы. Вину свою не признал ни на предварительном следствии, ни в суде, за что получил ЗЧМТ (закрытая черепно-мозговая травма. — Прим. ред.), травму глаза, в результате которых левый глаз ослеп, а на правом зрение снизилось до 10%). Срок наказания отбываю в пос. Харп Приуральского р-на ЯНАО, ФБУ ИК-18.
В настоящее время содержусь в ФБУ ИЗ-54/1 г. Новосибирска, куда доставлен для проведения следственных действий, и имею возможность обратиться к Вам с данной проблемой, так как из ИК-18 корреспонденция такого рода не отправляется.
В ИК-18 я был доставлен в августе 2008 г. В январе 2009 г. меня вывозили в Москву на рассмотрение надзорной жалобы, откуда возвратился в апреле 2009 г., и тут началось… Подошла моя очередь для «разработки». Я был помещен в одну камеру с особо опасным рецидивистом Ж., который из прожитых 36 лет 20 провел за решеткой. В процессе разговоров Ж. у меня потихоньку выспрашивал об убийствах, о которых мне известно, в г. Брянске (где я проживал) и которые не раскрыты, которые являются «громкими» и вызывают большой интерес у правоохранительных органов. Через некоторое время меня вызвал оперативный работник подполковник внутренней службы С. и предложил мне написать явки с повинной о всех рассказанных мной преступлениях, при этом указать всех соучастников преступлений. На мой отказ С. отреагировал очень спокойно, сказав: «Ну иди, как надумаешь писать — скажешь, я дам тебе бланки».
После моего возвращения в камеру Ж. стал открыто принуждать меня к написанию явок с повинной, используя всякого рода угрозы, оскорбления и унижения. На прием к С. Ж. ходил ежедневно, мои же заявления о переводе меня на одиночное содержание оставались без ответа. В один из дней Ж. пришел с приема от С. и сообщил, что если завтра не будет явки, то я поеду «кататься» по камерам, для начала по дурачкам и «опущенным», потом в «пресс-хату», где меня будут круглосуточно избивать, потом к «петухам-шведам», где меня будут «трахать» 24 часа в сутки, но все равно я буду писать все, что мне скажут.
Я отказался, и на следующий день меня перевели в камеру к психбольному, через день к осужденному с ненормальной сексуальной ориентацией и так далее. В камерах более трех дней не задерживался. В один из дней перевели в камеру к осужденному Р., осужденному за изнасилование и убийство малолетних, который «приехал» с «пресс-хаты», где его в течение 6 дней били, использовали как грушу для тренировок, пока он не согласился на все условия, то есть писать явки с повинной. Р. было написано около 80 явок с повинной об убийстве и изнасиловании малолетних по всем регионам РФ, которых он не совершал, и оговорено как соучастников преступлений множество людей.
Я не стал испытывать судьбу и начал писать все, о чем мне говорил Ж. после прихода от С. В итоге мной было написано около 30 явок с повинной, где я оговорил массу людей в совершении и соучастии в убийствах, взрывах и так далее по многим регионам РФ, от Москвы до Новосибирска. Дальше не успел, так как меня вывезли на следственные действия в г. Екатеринбург.
После написания первой явки меня вызвал С. и сказал, что ему неоднократно звонили из Брянска сотрудники УВД М. и Ф. и просили его, чтобы он меня жестко отработал по ряду убийств в г. Брянске, что им известно, что я причастен к этим убийствам, даже к тем, которые были совершены, когда я уже был арестован. Я был вынужден написать явки с повинной и оговорить людей, которых они просили.
Со слов С., ему необходимо «раскрыть» как можно больше особо тяжких преступлений, чтобы поскорее получить звание полковника и место в министерстве юстиции ФСИН, а соответственно, и квартиру в Москве. Ну и опера, приезжающие из регионов, балуют его всякого рода гостинцами.
Все вышеизложенное может показаться чепухой, но есть неоспоримые факты.
Примерно в июне (2010 г.) мной была написана явка с повинной о взрыве а/машины коммерсанта, где пострадали люди. Были указаны и подельники. Обстоятельства дела и схема были получены С. из интернета. Из Екатеринбурга приехал оперативный работник, и оказалось, что данное преступление раскрыто и за него осуждены люди. Ж. принес от С. другую информацию и схему места происшествия — убийства коммерсанта и двух охранников из ОМОНа. При даче объяснений оперуполномоченному из Екатеринбурга показания мои были подкорректированы, разъяснены детали, показаны фото лиц подельников, названы их имена, в том числе и заказчика, и так далее. В итоге я знал все детали преступления, вид оружия, какая на ком была одежда, место, время и так далее, все, что необходимо для следствия. 14.07.2010 мной была написана явка с повинной и передана оперу из Екатеринбурга, зарегистрирована за номером 175.
Через некоторое время мне сообщили, что скоро я поеду в Новосибирск для производства следственных действий по явке с повинной по расстрелу в 1992 году отделения милиции в г. Искитиме, где были убиты 2 сотрудника милиции. <…> я для себя решил, что по приезде в г. Новосибирск обо всем происходящем расскажу следователю и, если удастся, членам общественной наблюдательной комиссии, и если не предпримут мер, в чем я, конечно, очень сомневался, то покончу жизнь самоубийством, но оговаривать никого не буду и в Харп больше не поеду.
8.08.10 ко мне пришли опера из УВД г. Екатеринбурга, один из которых приезжал ко мне в Харп, и сказали, что я в Екатеринбурге задержусь на 10 дней, и за это время необходимо провести ряд следственных действий. После чего ко мне в СИЗО пришел следователь, и я дал «признательные» показания, затем меня вывезли на место преступления на следственный эксперимент, где я также все показал и рассказал и так далее. Опера были довольны, но наступила пауза со стороны следствия. Опера меня вывезли к себе, еще раз показали фото лиц, которых я должен был опознать, одного из них показали в СИЗО, вживую, сделав случайную встречу. Но время шло, а следствие не торопилось производить опознание. В один из дней меня вызвал следователь, изъял в присутствии понятых копию моего объяснения, которую мне сделал опер в Харпе, чтобы я не забыл обстоятельства дела, и сообщил мне, что они ездили в Брянск, где я проживал до ареста, и собрали все доказательства из 2,5 томов, что я в Екатеринбурге никогда не был и к данному преступлению не имею никакого отношения. Мне было предложено рассказать правду, что я и сделал. Мой рассказ составил около 30 листов печатного текста о том, что происходит в Харпе, как фальсифицируются уголовные дела, оговаривают невинных людей и так далее.
10.11.2010 мной было получено постановление следователя о применении ко мне программы защиты свидетелей и переводе меня в другую ИК, так как следствие установило, что в ИК-18 я могу быть подвержен физическому насилию со стороны администрации.
И куда же обращаться, чтобы прекратить беспредел, который творится в Харпе? На месте все схвачено, и прокуратура по надзору, и УФСИН. Осужденные настолько запуганы, что никто не скажет против администрации худого слова.
Вернувшись к основной теме, хочу добавить, что со слов Ж. мне известно, что за время своей «бурной трудовой деятельности» им сфальсифицировано более 100 уголовных дел. Особо гордится он тем, что ему удалось «посадить» капитана милиции Череду из г. Кемерово на 15 лет по сфальсифицированному обвинению в убийстве начальника военного училища связи.
Как ни странно, но оказалось, что я единственный человек, взбунтовавшийся против беззакония, происходящего в ИК-18 на протяжении 5 лет, при этом отдавая себе отчет, что это мне будет стоить жизни и что шансы на успех практически равны нулю. И если Господь будет милосерд, то с Вашей помощью или без нее, но этому беспределу будет положен конец. Только как быть с теми людьми, которые уже осуждены? Кто этим всем будет заниматься и кому это нужно? Ведь в фальсификации дел такого рода участвуют чаще всего как менты, так и следователи, а суды, как известно, принимают сторону обвинения. Это мне повезло, что в случае убийства по г. Екатеринбургу у следователя были сведения обо всех участниках данного преступления, так как один из обвиняемых заключил договор со следствием и дал признательные показания, но операм это было неизвестно. А если бы нет, то что тогда?
На этом ограничусь. С уважением и наилучшими пожеланиями
К.
http://www.novayagazeta.ru/data/2011/032/10.html

Часто в представители правоохранительных органов пытаются усмирить или выбить признание из заключенного всеми мыслимыми и немыслимыми способами.

Одним из самых распространенных способов является помещение человека в так называемую пресс-хату. Это место страшит не только судимых впервые, но и бывалых зеков.

Итак, давайте разберемся, что такое пресс-хата, и как себя вести, если вас решили туда отправить.

Если говорить вкратце, то пресс-хата — это тюремная камера в СИЗО или ИВЛ, в которой создаются ужасающие, нечеловеческие условия с целью сломать человека морально и физически. Часто в ход идет физическое насилие, пытки, угрозы, издевательства, унижения.

Воспоминания заключенных о том, что делают в пресс-хате, во многом похожи: избиение дубинками и подручными средствами, угрозы убийством, нередко практикуется и сексуальное насилие.

Что делать, если попал в пресс-хату

К сожалению, избежать попадания под прессинг удается не всегда. И на этот случай надо знать, как вести себя в пресс-хате, чтобы выйти оттуда с минимальными последствиями для себя.

Конечно, универсального средства не существует. Но приведенные ниже советы смогут помочь тем, кто хочет знать, как выжить в пресс-хате:

  1. Настройтесь на худшее. Как ни странно, именно легкомысленное «со мной никогда этого не случится» ломает волю человека еще до попадания под прессинг. Об этом упоминают многие заключенные, в особенности судимые впервые.
  2. Ни в коем случае соглашайтесь пополнить ряды «шерстяных», даже если за это вам обещают прекращение пыток, условный срок или даже свободу — все эти слова вполне могут оказаться ложью, а вот сокамерники подобного проступка не простят.
  3. Если вы находитесь в СИЗО, обязательно сообщите своему адвокату о совершенном над вами насилием.
  4. Не ведите себя провокационно, но и не демонстрируйте полную покорность — слишком бесхребетных не любит никто, в том числе и администрация тюрем и СИЗО. К тому же, если информация о вашем слабоволии долетит до сокамерников, вы рискуете попасть в категорию опущенных.

К сожалению, многие истории о том, как ломают зеков в пресс-хатах, остаются актуальными и в 2019 году.

Казалось бы, везде продвигаются идеи гуманизма и уважению к человеческому достоинству, однако это мало влияет на методы работы правоохранительных органов.

Потому даже если ваша жизнь сложилась так, что вы оказались в СИЗО или ИВЛ, следует быть готовым ко многим трудностям и испытаниям, в том числе и самым жестким.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *