Конкуренция норм

Конкуренция уголовно-правовых норм

12345

В уголовно-правовой практике возможны ситуации, когда одно и то же деяние предусмотрено одновременно несколькими нормами Уголовного кодекса РФ.

Конкуренция уголовно-правовых норм означает регулирование одного и того же отношения двумя или более нормами, применяться из которых должна одна.

В действующем УК отсутствует понятие конкуренции норм, не содержится положений о ее видах. Вопросы конкуренции уголовно-правовых норм, ее сущности, видов и порядка решения разрабатываются наукой уголовного права.

В свете вопросов о множественности преступлений значимость представляет конкуренция норм при квалификации преступления.

В правоприменении нередки трудности по разграничению совокупности преступлений и конкуренции уголовно-правовых норм. В ч. 3 ст. 17 УК отмечается, что если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует, и уголовная ответственность наступает по специальной норме.

Конкуренция норм при квалификации преступлений может быть:

-пространственная –конкурируют нормы, действующие на различных территориях (например, УК РФ и УК Франции)

— темпоральная (временная) –конкурируют нормы, действовавшие в различные периоды времени (например, редакция УК РФ 2013 года, действовавшая на момент совершения преступления, и редакция УК РФ 2015 года, действующая в момент рассмотрения дела в суде)

Эти 2 вида конкуренции связаны с вопросами действия уголовного закона во времени и в пространстве и были изучены в теме «Уголовный закон».

— содержательная:

1) конкуренция общей и специальной норм – соотношение уголовно-правовых норм, находящихся в отношении подчинения по объему (общая норма представляет собой понятие, которое имеет большую степень обобщения, включает множество случаев, а специальная норма является одним из таких случаев; она более узкая по содержанию, но более точно подходит к ситуации)

В этой конкуренции всегда применяется специальная норма, которая по объему является индивидуальным случаем из множества. Эта норма имеет все существенные признаки общей нормы и конкретизирует один или несколько из этих признаков (например, потерпевшего или предмет преступления).

Специальная норма применяется независимо от того, более или менее суровую ответственность она устанавливает по сравнению с общей нормой.

Виды конкуренции общей и специальной норм:

— конкурируют основной и специальный (квалифицированный или привилегированный) составы преступления (например, общая норма об основном составе убийства (ч. 1 ст. 105 УК) и специальная норма о квалифицированном убийстве по мотиву кровной мести (п. «е.1» ч. 2 ст. 105 УК); специальный состав убийства при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК) имеет преимущество перед основным составом – убийством лица (ч. 1 ст. 105 УК))

— конкурируют нормы о самостоятельных преступлениях (например, общей является норма об убийстве лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК), а норма о посягательстве на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст. 295 УК), является специальной)

— конкуренция специальных норм – в конкуренции норм о квалифицированных составах преступления применяется норма о наиболее квалифицированном составе, а в конкуренции норм о привилегированных составах преступления применять следует норму, предусматривающую состав с более мягкими обстоятельствами; в конкуренции специальных норм о квалифицированном и привилегированном составах преступления применению подлежит норма о привилегированном составе (специальная норма об убийстве матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК) имеет преимущество перед специальной нормой с квалифицированным составом – убийство, совершенное с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК))

2) конкуренция части и целого – одна из норм (норма-целое) охватывает совершенное общественно опасное деяние полностью, а другая (норма-часть) – только определенную часть этого деяния.

Приоритетной в этом виде конкуренции всегда является норма-целое.

В конкуренции целого и части состоят нормы о составном преступлении и другом преступлении, вошедшем в это составное преступление. Например, норма о составном преступлении – массовых беспорядках (статья 212 УК РФ) является целым, а нормы о насилии, краже, грабеже, уничтожении или повреждении имущества, применении насилия в отношении представителя власти являются частями. Совершение в процессе массовых беспорядков перечисленных деяний охватывается только нормой о составном преступлении, которую и следует применять.

Правила конкуренции целого и части необходимо также использовать при квалификации деяния, охватываемого нормой о преступлении (целое), способ совершения которого (часть) является квалифицирующим признаком его состава (имеются в виду такие способы, как насилие или уничтожение либо повреждение имущества и др.). Так, норма о похищении человека, совершенном с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, или угрозой применения такого насилия (целое), включает норму о насилии (часть). К такому насилию здесь относится и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Поэтому причинение в процессе похищения человека умышленного тяжкого вреда здоровью лица охватывается одной нормой о похищении человека, соединенном с насилием, п. «в» ч. 2 ст. 126 УК (целое).

По правилам конкуренции целого и части рассматривается соотношение норм с оконченной и неоконченной преступной деятельностью, которые содержат признаки разных составов преступлений. В этом случае деяние может квалифицироваться как оконченное причинение менее тяжкого вреда или неоконченное – более тяжкого. Применять следует норму, которая полнее в оконченном преступлении. Скорее всего, выбор должен быть сделан в пользу квалификации как покушения, поскольку оно полнее отражает содеянное за счет того, что учитывается направленность умысла. Например, лицо, желая убить жертву, реально причинило ей только тяжкий вред здоровью (ч. 1 ст. 111 УК). Содеянное следует рассматривать как покушение на убийство, полнее отражающее все особенности совершенного деяния – по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК (норма-целое).

Эти же правила конкуренции норм следует применять при квалификации действий организатора банды, который одновременно выполняет функции участника банды. Уголовным кодексом организация банды предусмотрена как самостоятельное преступление. Норма о действиях организатора, фактически выполнившего объективную сторону состава преступления в качестве исполнителя, есть целое (ч. 1 ст. 209 УК). Участие организатора в банде наряду с другими соисполнителями (норма-часть) охватывается нормой о действиях организатора. Норма о действиях организатора, фактически выполнившего объективную сторону состава преступления в качестве исполнителя, есть целое (ч. 1 ст. 209 УК). Участие организатора в банде наряду с другими соисполнителями (норма-часть) охватывается нормой о действиях организатора. Деяние Р., совершившего бандитизм, были квалифицированы по ч. 1 ст. 209 и ч. 2 ст. 209 УК. Обоснованием квалификации по двум частям было то, что виновный являлся не только создателем банды, но и участником нападений в составе банды. Президиум Верховного Суда РФ исключил из квалификации осуждение по ч. 2 ст. 209 УК, отметив, что действия создателей и руководителей банды подлежат квалификации только по ч. 1 ст. 209 УК и дополнительной оценки тех же действий по ч. 2 ст. 209 УК не требуется.

Что делать, если квалифицирующие признаки состава даны не конкретно, отчего непонятно, целое это или часть? Такое бывает при использовании в диспозиции оценочных понятий (например, «тяжкие последствия», «применение насилия» без уточнения его характера и т.п.). В этом случае необходимо сравнивать санкции. Санкция предполагаемой нормы-целого должна быть больше, чем у нормы-части.

3) неоднократная конкуренция общей и специальной норм, а также нормы-части и нормы-целого – одно общественно опасное деяние одновременно охватывается тремя или более нормами

В этом виде правила конкуренции норм применяются не менее двух раз.

К примеру, в процессе разбойного нападения потерпевшему причинили умышленный тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности его смерть. Содеянное охватывается тремя нормами: нормой о разбое с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. «в» ч. 4 ст. 162 УК), нормой о причинении умышленного тяжкого вреда здоровью лица (ч. 1 ст. 111 УК) и нормой об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего, по неосторожности повлекшего смерть (ч. 4 ст. 111 УК):

а) разбоем (целое) охватывается только основной состав умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, а ч. 1 ст. 111 УК – это лишь часть деяния. Здесь имеется конкуренция целого (разбой) и части (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью), решаемая в пользу целого;

б) в конкуренции общей нормы об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего (ч. 1 ст. 111 УК) и специальной нормы о причинении такого вреда, повлекшего смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК), применяется специальная норма. В результате этой конкуренции норм квалифицировать содеянное нужно по совокупности преступлений: за разбой (п. «в» ч. 4 ст. 162 УК) и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, повлекшего его смерть (ч. 4 ст. 111 УК). Таким образом, наступление по неосторожности смерти в результате причинения тяжкого вреда здоровью находится за пределами состава разбойного нападения.

КВАЛИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРИ КОНКУРЕНЦИИ ЧАСТИ И ЦЕЛОГО

УГОЛОВНОЕ

ПРАВО

Евгений БЛАГОВ, // Уголовное право-2003 № 1

ДОЦЕНТ КАФЕДРЫ ЯРОСЛАВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА, КАНДИДАТ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК

КВАЛИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРИ КОНКУРЕНЦИИ ЧАСТИ И ЦЕЛОГО

В

ч. 3 ст. 17 УК РФ предусмотрена конкуренция общей и специальной уголовно-правовой нормы. Однако толь­ко таким соотношением норм конкуренция в уголовном праве не исчерпывается. В нем имеется еще конкуренция части и целого. Как ее разрешать, законодательного ответа нет.

Выработанное в теории «общее правило для квалифика­ции преступлений при конкуренции части и целого состоит в том, что всегда должна применяться та норма, которая ох­ватывает с наибольшей полнотой все фактические при­знаки совершенного деяния». Принципиальная основа та­кого решения «вытекает из общего положения права: каждый должен нести полную ответственность за все свои противо­правные действия»1, что, в частности, связано с более стро­гой их наказуемостью.

Спецификой рассматриваемой конкуренции является то, что она возникает в рамках Особенной части уголовного зако­нодательства только между составами преступлений, изло­женными в нескольких статьях. Отсюда нет никаких основа­ний распространять конкуренцию части и целого на ситуации, при которых «одна из норм может предусматривать противо­правные действия, не повлекшие вредных последствий или создающие лишь возможность их наступления, в то время как другая охватывает и наступившие последствия (например, часть 1 ст. 215 предусматривает нарушение правил безопас­ности при размещении, проектировании, строительстве и эк­сплуатации объектов атомной энергетики, «если оно могло повлечь смерть человека или радиоактивное загрязнение ок­ружающей среды», а часть 2 — то же деяние, повлекшее этот преступный результат)»2. Данная ситуация полностью вписы­вается в конкуренцию общей и специальной нормы (частей статьи с основным и квалифицированным составами), пер­вая из которых «предусматривает определенный круг деяний», а вторая — «частные случаи из этого круга»3.


Возникновение конкуренция части и целого обусловлено отражением в уголовном законодательстве, помимо элемен­тарных составов преступлений, описывающих самостоятель­ные деяния, еще и сложных составов, подключающих к себе самостоятельные деяния или соединяющих воедино несколь­ко самостоятельных деяний. Примером первых является раз­бой (ч. 1 ст. 162 УК РФ) как нападение в целях хищения чужого имущества, но совершенное с применением насилия, опасно­го для жизни или здоровья (ст. 112, 115, 117 — при наступлении последствий, указанных в ст. 115) либо с угрозой применения такого насилия (ст. 119). Примером последних4 — они образу­ют составные преступления — является грабеж, совершен­ный с применением насилия, не опасного для жизни или здоро­вья (п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ), в котором соединены простой грабеж (ч. 1 ст. 161) и побои (ст. 116) или истязание, не по­влекшее причинение легкого вреда здоровью (ст. 117).

Понятно, что статьи Особенной части, предусматрива­ющие сложный состав преступления, конкурируют с теми, которые предусматривают отдельные составы, входящие в сложный. Причем при внимательном отношении к закону, как правило, нетрудно решить вопрос, где речь идет о части, а где — о целом, и, следовательно, и об уголовно-правовой оценке соответствующего деяния. Однако ошибки все равно допускаются. Например, Л. и У. были осуждены по п. «а», «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ и ч. 2 ст. 126 УК РСФСР (ст. 127 УК РФ). Президиум Московского городского суда правильно указал, что по ст. 126 УК РФ квалифицируются действия не только в случае, когда человека похищают и перемещают в другое

место, но и когда его в последующем незаконно удерживают, поэтому действия осужденных, связанные с лишением похи­щенного свободы, полностью охватываются ст. 126 УК РФ5.

В литературе высказано мнение, что «совершение ви­новным преступления с применением оружия, например раз­боя с применением огнестрельного оружия (п. «г» ч. 2 ст. 162), квалифицируется самостоятельно. Дополнительного вмене­ния ст. 222 УК РФ не требуется»6. Однако в последней ответ­ственности за применение оружия вовсе не предусмотре­но7 . Поэтому если в деянии установлены признаки не только разбоя с применением оружия (а равно любого другого пре­ступления, включающего применение оружия), но и незакон­ного его оборота, квалификация должна осуществляться все-таки по совокупности преступлений.

Наоборот, порой считается, что «если в ходе какого-либо умышленного посягательства будет причинен тяжкого харак­тера вред, а он не найдет особого отражения в уголовно-правовой оценке содеянного по правилам о совокупности преступлений, в случае причинения вновь такого же вида вреда у правоприменителя не будет оснований для вменения виновному квалифицирующего признака неоднократности»8. Конечно, последнего не будет только при использовании пра­вила преодоления конкуренции части и целого. Но данная конкуренция объективно присуща действующему уголовно­му законодательству. И ее преодоление при всех его недо­статках- меньшее зло, чем неосновательная ответствен­ность по совокупности преступлений.

Правда, квалификация преступления по признакам сложного состава относительно проста, пока составляю­щие такового в статьях Особенной части обозначены конк­ретно. Иногда же это делается обобщенно, и тогда возника­ют проблемы. Примечательным в отмеченном плане является состав бандитизма.

В п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. № 1 «О практике применения судами законода­тельства об ответственности за бандитизм» разъяснено, что «ст. 209 УК РФ, устанавливающая ответственность за созда­ние банды, руководство и участие в ней или в совершаемых ею нападениях, не предусматривает ответственность за совер­шение членами банды в процессе нападения преступных дей­ствий, образующих самостоятельные составы преступлений, в связи с чем в этих случаях следует руководствоваться поло­жениями ст. 17 УК РФ, согласно которым при совокупности преступлений лицо несет ответственность за каждое преступ­ление по соответствующей статье или части статьи УК РФ»9. К приведенному решению практика шла постепенно: от отрица­ния идеальной совокупности преступлений при бандитизме через признание ее наличия с умышленным убийством и други­ми тяжкими преступлениями10. Наверное, его побудили поло­жения ч. 5 ст. 35 УК РФ: «Лицо, создавшее организованную груп­пу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за организацию и руководство ими… а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (пре­ступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или пре­ступного сообщества (преступной организации) несут уголов­ную ответственность за участие в них… а также за преступле­ния, в подготовке или совершении которых они участвовали».

Однако особенности состава бандитизма диктуют иной подход к проблеме его квалификации11. Видимо, не случайно

УГОЛОВНОЕ

ПРАВО

в ч 5 ст. 35 УК РФ не добавлено в отличие от ч. 1 ст. 17, что лицо несет уголовную ответственность за каждое совершен­ное преступление «по соответствующей статье или части статьи настоящего Кодекса». При решении вопроса о квали­фикации бандитизма в расчет следует принять общеприз­нанную многообъектность преступления

Законодатель поместил ст. 209 УК РФ в главу 24. Значит, основным объектом бандитизма являются отношения по по­воду общественной безопасности По определению закона банда создается в целях нападения на граждан или организа­ции. Тем самым бандитизм включает ряд дополнительных объектов. Ими могут быть отношения неприкосновенности жизни и здоровья человека, собственности и свободы места нахождения, половые и т. п. Вместе с тем перечисленные от­ношения являются и объектами, причем — основными, других преступлений (ст. 105, 108, 131, 162 и др УК РФ)

Отсюда напрашивается вывод, что статьи Особенной час­ти, предусматривающие составы бандитизма и совершаемых при нападении банды деяний, конкурируют друг с другом по объек­ту преступления. Очевидно, что данная конкуренция относится к части и целому (объект бандитизма полнее объектов соверша­емых в его ходе нападений, по крайней мере, на одно обществен­ное отношение). В результате нельзя не прийти к выводу, что при конкуренции статей о составе бандитизма с другими соде­янное должно квалифицироваться по ст 209 УК РФ. Это следует и из известного правила, согласно которому посягательство на дополнительный объект охватывается составом соответству­ющего преступления и самостоятельной квалификации не тре­бует. Однако из данного правила имеется исключение, относя­щееся к факультативному дополнительному объекту, на который посягательство в конкретном случае преступления вме­сте с основным объектом может не происходить

Дело в том, что иногда за посягательство на факультатив­ный в соответствующем составе преступления объект как на основной объект другого состава особо установлена более стро­гая санкция, чем за посягательство на тот основной объект, в соотношении с которым рассматриваемый только и относится к числу дополнительных. В таком случае посягательство на факультативный объект требует отдельной квалификации по статье о посягательстве на него как на основной объект Ина­че законодательная оценка общественной опасности деяния будет не совпадать с правоприменительной (компоненты не могут быть выше по тяжести, чем составное преступление)

При бандитизме посягательство на все сразу дополни­тельные объекты в конкретном случае, как правило, не про­исходит. Стало быть, они факультативные. Этим и должна определяться квалификация соответствующих деяний.

Таким образом, нельзя подходить к проблеме возмож­ности наличия идеальной совокупности бандитизма с други­ми преступлениями ни слишком узко (отрицая ее), ни слиш­ком широко (допуская ее при совершении в процессе нападения любых деяний, содержащих самостоятельные со­ставы преступлений). Она может иметь место лишь тогда, когда при бандитизме причиняется вред таким факульта­тивным объектам, посягательство на которые наказуемо более строго, чем по ст 209 УК РФ Применительно к ответ­ственности за участие в совершаемых бандой нападениях идеальная совокупность допустима, например, с преступле­ниями, описанными в ч. 2 ст. 105 или ч 3 ст 162 УК РФ.

Еще больше трудностей вызывает ситуация, когда вклю­ченность одного состава преступления в другой даже в об­щем виде не установлена уголовным законодательством Речь идет о квалификации преступлений, сам способ совершения которых отдельно предусмотрен в качестве уголовно-наказу­емого деяния, но прямо в составы, отражающие содеянное в целом, не введен Общее правило квалификации упомянутых преступлений известно. Оно заключается в том, что «в тех случаях, когда норма, предусматривающая способ соверше­ния преступления, находится в конкуренции с нормой, пре­дусматривающей все преступление в целом, должна приме­няться последняя норма»12. Нужно лишь правильно определить способ совершения соответствующего преступления

Так, нередко считается, что «хищение путем подлога есть мошенничество.. «13 На практике в унисон данному мнению по

одному из дел было указано, что «изготовление и использовг ние Л. подложных доверенностей следует рассматривать кг способ совершения хищения, поэтому дополнительной квал! фикации . не требуется»14 В то же время имеются и против» положные решения Пленумом Верховного Суда РФ в п. 3 m становления от 31 марта 1961 г № 2 «О судебной практике г рассмотрению дел, возникающих в связи с незаконной выпл той государственных пенсий» разъяснено, что «должность лица, выдавшие частному лицу заведомо подложные докуме ты, дающие право на получение государственной пенсии, в ц лях обращения в свою пользу полностью или частично пол ченных на основании этих документов денежных средст должны нести ответственность по совокупности», а выда1 таких документов «при отсутствии у должностного лица кор стной заинтересованности должна квалифицироваться… к пособничество в хищении и должностной подлог»15.

Дело в том, что подлог — это внесение в соответству щие документы заведомо ложных сведений, а также испрг лений, искажающих действительное содержание докуме тов (ст. 292 УК РФ) Значит, путем подлога можно толь изготовить подложный документ, но не совершить мошенн чество — хищение путем обмана или злоупотребления дое рием (ст 159 УК РФ) Подложный документ — всего ЛИ1 средство обмана, тогда как само мошенническое действ заключается в использовании подложного документа16 С сюда мошенничеством является вовсе не хищение пут подлога Им выступает хищение с использованием подле ного документа Именно последнее является способом i вершения мошенничества, ответственность за который о бо предусмотрена ч 3 ст 326 УК РФ.

Изложенное позволяет считать, что подлог при мош ничестве должен квалифицироваться самостоятельно использование подложного документа охватывается сое вом мошенничества. И все это следствие того, что част состава мошенничества может быть не подлог, а исполь вание подложного документа

Сформулированное правило квалификации преступлен одно из которых- способ совершения другого, представл? ся непреклонным Во всяком случае сомнительна рекомен ция квалифицировать по совокупности преступлений испс зование служебного или должностного положения, «если равно либо является более тяжким преступлением, неж основное Поэтому злоупотребление должностным ли! своим служебным положением (ст 275 — видимо, речь иде ст 285, но так в тексте. — Автор) не может оказаться i собом совершения преступления, предусмотренным ст. 13

В ч 2 ст 137 УК РФ предусмотрена ответственност! совершенные лицом с использованием своего служеби положения «те же деяния», т е. деяния, описанные в данной статьи, если они «причинили вред правам и закон интересам граждан». В ч 1 ст. 285 УК РФ установлена пользование должностным лицом своих служебных по мочий вопреки интересам службы, которое «повлекло cv ственное нарушение прав и законных интересов гражда Стало быть, соответствующее деяние, повлекшее с\ ственное нарушение прав и законных интересов граж всего только один из случаев деяния, причинившего им е Но это обусловленная одинаковым способом соверш* преступления конкуренция общей и специальной Hopi общественно опасным последствиям, при которой сор ное квалифицируется лишь по ст 285 УК РФ.

Специфика конкуренции части и целого ставит вопр законодательном закреплении общего правила ее прео; ния. Редакция ч 4 ст 17 УК РФ уже предложена в лите ре «Если преступление предусмотрено нормой-це и нормой-частью, одна из которых охватывает знаки преступления полностью, а другая — части совокупность преступлений отсутствует и угс ная ответственность наступает по норме-целок Серьезных возражений против такого решения не вознк Его достоинством является отражение сути конкуре части и целого Но в нем имеется излишняя с точки 3| юридической техники наукообразность (норма-целое v ма-часть) и тавтологичность (норма-часть предусмат

УГОЛОВНОЕ

ПРАВО

ет признаки преступления частично). Отсюда может быть предложен более доступный вариант редакции ч. 4 ст. 17 УК РФ: если деяние предусмотрено несколькими статьями, одна из которых содержит состав преступления, отражающий со­вершенное деяние в целом, а другая — лишь частично, сово­купность преступлений отсутствует и уголовная ответствен­ность наступает по статье, полностью предусматривающей совершенное преступление.

‘ Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. — М., 2001. С. 226. Отсюда весьма сомнительно в продуктивности отрицание наличия такой конкуренции (см.: Куриное Б. А. Научные основы квалифи­кации преступлений. -М., 1984. С. 177).

2 Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений.
С 228-229.

3 Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. С. 211.

4 Порой конкуренция части и целого сводится исключительно к ним
(см Горелик А. С. Конкуренция уголовно-правовых норм. — Красноярск,
1998. С 63-64).

5 См. ■ Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федера­
ции/Под общ. ред. В.М. Лебедева. — М., 2001. С. 587-588.

6 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особен­
наячасть /Под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. -М., 1996. С. 228.

7 Подробности см.: Иногамова-Хегай Л. В. Конкуренция норм уголов­
ного права. -М., 1999. С. 115-116.

8 Уголовное право России. Часть Особенная / Отв. ред. Л.Л. Круг-
ликов. — М., 1999. С. У1.

9 Судебная практика… С. 839-840.

10 См.: Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР.
1924-1997. /Гл. ред. Е.А. Смоленцев. — М., 1978. Ч. 2. С. 192; Бюллетень
Верховного Суда СССР. 1989. № 6. С. 16; Практика Верховного Суда
Российской Федерации по уголовным делам за 1992-1994 гг. /Отв. за
вып. Ю.В. Саженков. — М., 1995. С. 62-63.

» См., например: Квасница СЕ. Ответственность за соучастие в хищении чужого имущества: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. — Волгог­рад, 1997. С. 16; Кузнецова Н. Квалификация сложных составов преступ­лений. //Уголовноеправо. 2000. № 1. С. 26.

12 Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. С. 229.

13 Кузнецова Н. Квалификация сложных составов преступлений. С. 31.
» Судебная практика… С. 1123-1124.

15 Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации.
С. 700. См. также: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 11
июня 1972 г. № 4 «О судебной практике по делам о хищениях государ­
ственного и общественного имущества»//Сборник действующих поста­
новлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и Российской Феде­
рации по уголовным делам с комментариями и пояснениями / Отв. ред.
В.И. Радченко. — М., 1999. С. 254 (п. 5).

16 См.: Борзенков Г. Н. Ответственность за мошенничество (вопросы
квалификации). -М., 1971. С. 65.

» Кузнецова Н. Квалификация сложных составов преступлений. С. 31. 18 Иногамова-Хегай Л. В. Конкуренция норм уголовного права. С. 132.

Яна ВАСИЛЬЕВА,

Квалификация преступлений при конкуренции уголовно-правовых норм

При квалификации преступлений правоприменитель нередко встречается с положением, когда какое-то деяние подпадает одновременно под признаки нескольких уголовно-правовых норм. При этом может сложиться ситуация, когда одна из норм противоречит другой, иногда нормы не находятся в противоречии, но охватывают одно и то же уголовно наказуемое деяние в большем или меньшем объеме. В таких ситуациях не могут применяться правила квалификации и назначения наказания, относящиеся к множественности преступлений, и для безошибочной правовой оценки деяния возникает необходимость выбора одной из норм.

Правила выбора норм в подобных случаях разработаны теорией уголовного права и называются конкуренцией (коллизией) уголовно-правовых норм. Закон лишь в малой степени регламентирует правила квалификации при конкуренции (коллизии) уголовно-правовых норм, частично применяя их к действию и соотношению российских и международных законов, а также к отдельным видам множественности преступлений. В частности, в ч. 3 ст. 17 УК «Совокупность преступлений» указывается: «Если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме».

Данная законодательная новелла УК 1996 г. имеет положительное значение, так как в ранее действовавших уголовных кодексах РСФСР даже не упоминалось о возможности коллизии (конкуренции) норм, хотя на практике такие ситуации встречались, вызывая затруднения в деятельности правоохранительных органов при квалификации преступлений. Вместе с тем следует сказать, что в законе затронут лишь один аспект проблемы, при этом не раскрыто само понятие конкуренции (коллизии) уголовно-правовых норм, не уточнено, что следует считать общей и специальной нормами. Деление конкурирующих норм на виды, установление правовых последствий, способы разрешения конкуренции по-прежнему рассматриваются теорией уголовного права, при этом не исключается субъективный подход к изложению проблемных вопросов*(111). Наилучшим решением существующей проблемы было бы законодательное определение в статьях УК самих понятий «коллизия» и «конкуренция норм», классификация их по единому основанию и указание на способы разрешения возникающих коллизий. Такое решение проблемы законодателем завершило бы содержание гл. 3 УК «Понятие преступления и виды преступлений» и способствовало устранению ошибок в правоприменительной деятельности по квалификации преступлений*(112).

Итак, коллизия и конкуренция уголовно-правовых норм. Существование названных явлений вполне объяснимо, так как едва ли возможна универсальная конструкция нормы, предусматривающей абсолютно все признаки и не пересекающейся с другой по объему ответственности, отдельным признакам преступления, субъекту. Исходя из этой объективной реальности необходимо признать существующей проблему конкуренции (коллизии) уголовно-правовых норм, уточнить соответствующие понятия и предложить по возможности приемлемые для всех (или хотя бы большинства) случаев способы их разрешения.

Коллизия рассматривается как отношение, возникающее между двумя и более нормами права, регулирующими конкретное общественное отношение, или актами толкования, находящимися в противоречии (т.е. предполагающими взаимоисключающие нормы поведения)*(113). Коллизия может быть реальной, возникающей при рассмотрении конкретных уголовных дел, и абстрактной, существующей на законодательном уровне. В последнем варианте она по большей части является предметом теоретических споров и предложений по совершенствованию норм и возможной классификации видов коллизий. Классификация проводится по различным основаниям. Наиболее удачный вариант, думается, предлагает З.А. Незнамова, разделяющая коллизии на темпоральные, пространственные, иерархические, содержательные*(114).

С позиций системы права и законодательства она выделяет коллизии межправовые, межотраслевые и внутриотраслевые. Конкуренция уголовно-правовых норм ею рассматривается как внутриотраслевая коллизия. Соглашаясь в целом с предложенной классификацией и обоснованием позиции автора по данной проблеме, думаем, что для целей правоприменительной деятельности целесообразно провести разграничение между понятиями «коллизия» и «конкуренция» и подробнее остановиться на внутриотраслевых коллизиях, чаще именуемых конкуренцией норм.

Коллизия норм — это столкновение противоположных сил, интересов, стремлений, взаимное несоответствие правовых норм, регулирующих одинаковые общественные отношения*(115). Из этого общего определения выделяются такие понятия, как коллизионная норма, коллизионное право, относящиеся в первую очередь к случаям расхождения в нормах международного и национального права. При коллизии законов (внутриотраслевой коллизии) существует ряд правил, помогающих ее преодолевать, однако и в этом случае речь идет о столкновении, несоответствии друг другу отдельных правовых актов. Основное правило, которым должен руководствоваться правоприменитель в этом случае, состоит в необходимости выбрать из двух и более противоречащих (взаимоисключающих) актов тот, который наиболее полно и точно регламентирует конкретную правовую ситуацию. Если, например, имеется расхождение (противоречие) между актами, изданными одним и тем же правотворческим органом, то применяется акт, изданный позднее (темпоральная коллизия). При расхождении между общим и специальным актами преимущество отдается специальному, если он не отменен изданным позднее общим актом. В тех случаях, когда расходящиеся по содержанию нормы находятся в актах, принятых различными органами, применяется норма, принятая вышестоящим органом (иерархическая коллизия).

Конкуренция как термин также означает столкновение интересов, мнений, взглядов, но в отличие от коллизии она не предусматривает категорического отрицания иного решения. Конкуренция — это состязательность, спор и в конечном итоге — внедрение наиболее правильной позиции, взгляда, мнения из числа конкурирующих. Под конкуренцией уголовно-правовых норм понимаются такие ситуации, когда одно преступное деяние одновременно подпадает под действие нескольких правовых норм, охватывающих это деяние в разном объеме, с различной степенью точности описания преступлений. Нормы, конкурирующие между собой, не противоречат друг другу, более того, они взаимосвязаны*(116). Как по объему, так и по содержанию эти нормы частично совпадают. Отмена одной конкурирующей нормы не ведет к невозможности применения другой из этой связки. Преступный эпизод можно квалифицировать на основании оставшейся нормы с учетом определенных правил разрешения конкуренции.

На основании сказанного можно дать более полное определение конкуренции норм. Под этим термином следует понимать такое состояние, когда при квалификации преступлений или разрешении иного вопроса обнаруживается, что на применение к данному конкретному случаю претендуют две или более уголовно-правовые нормы, частично совпадающие по содержанию, рассчитанные на регулирование рассматриваемого вопроса с различной полнотой, и правоприменителю необходимо решить, какая из них обладает приоритетом перед остальными*(117). Конкурируют обычно нормы Особенной части УК, обладающие одинаковой юридической силой, однако известны случаи конкуренции между нормами права и актами толкования их (в частности, постановлениями Пленума Верховного Суда РФ) либо между двумя актами толкования, изданными одним и тем же компетентным органом. Примеры конкуренции между актами толкования уголовно-правовых норм уже рассматривались в предыдущих разделах, поэтому сейчас мы остановимся на конкуренции уголовно-правовых норм Особенной части УК.

Теория уголовного права и судебная практика выделяют следующие виды конкуренции норм, встречающиеся наиболее часто: конкуренция общей и специальной нормы; части и целого; основной и квалифицированной нормы; квалифицированной и особо квалифицированной нормы; квалифицированной и привилегированной нормы; двух привилегированных норм*(118).

Конкуренция общей и специальной нормы. Этот вид конкуренции встречается в тех случаях, когда одна уголовно-правовая норма излагается в нескольких статьях УК. Однако называемое в первой из ряда статей УК преступление может совершаться различными способами, с различными формами вины либо при наличии обстоятельств, повышающих или понижающих степень общественной опасности деяния. Это позволяет выделить из общей нормы одну или несколько специальных, в которых сохраняются основные признаки общей нормы, но появляются сугубо специфические признаки.

Как правило, общая норма приводится в начале какой-либо главы УК и дает общее представление о характерных признаках всех преступлений, входящих в эту главу в качестве специальных. Примером сочетания общей и специальных норм служит гл. 30 УК «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления», где ст. 285 является общей нормой. Она охватывает все самые разнообразные злоупотребления должностными полномочиями, совершаемые в любой сфере деятельности лицами, которые постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляют функции представителя власти либо выполняют организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях РФ. В число субъектов по названной статье входят также лица, занимающие государственные должности, устанавливаемые Конституцией РФ, федеральными конституционными законами и федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий государственных органов. Кроме того, сюда же относятся и лица, занимающие государственные должности в субъектах Российской Федерации. Каждая из других статей, входящих в названную главу, предусматривает лишь один конкретный вид злоупотребления и является специальной нормой. К таковым относятся: превышение должностных полномочий, незаконное участие должностного лица в предпринимательской деятельности, получение взятки и т.д. Выделение специальных норм из общей в гл. 30 УК производится по степени их общественной опасности в сравнении со ст. 285 УК, по характеру и объему содержания деяния. Так, квалифицированное взяточничество представляет большую опасность, чем злоупотребление служебным положением, а служебный подлог — меньшую. Должностная халатность как специальный состав выделена из общего не только по названным признакам, но и по форме вины. Статья 293 УК — единственная в данной главе предусматривает ответственность за неосторожное деяние. Кроме того, ст. 285 является общей нормой и для тех преступлений, совершенных должностными лицами какой-либо специфической деятельности, ответственность за которые предусмотрена статьями из других глав УК, например ст. 143 «Нарушение правил охраны труда» и т.д.

Примером общей и специальных норм можно назвать также ст. 105 УК «Убийство». В ней дается общее понятие убийства, которое затем экстраполируется на ст. 106, 107, 108 УК, предусматривающие ответственность за умышленное убийство, совершенное при наличии специфических для каждой из названных статей признаков. Следует иметь в виду, что названная общая норма может также экстраполироваться на специальные нормы, содержащиеся в других главах УК.

Так, из ст. 105 УК, являющейся общей нормой для гл. 16 «Преступления против жизни и здоровья», выделяются такие специальные нормы, как ст. 277 «Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля», ст. 295 «Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование», ст. 317 «Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа» и т.д. Во всех названных случаях конкуренция общей и специальной норм разрешается в пользу последней. Именно она применяется в конкретных случаях конкуренции норм. Применение общей и специальных норм по одному и тому же преступлению возможно только при наличии совокупности преступлений.

Конкуренция общего и специального составов может осуществляться и по другим элементам состава преступления. Так, конкуренция общей нормы, содержащейся в составах, предусмотренных ст. 158-162, и специальной, указанной в ст. 164 «Хищение предметов, имеющих особую ценность», независимо от способа хищения происходит по предмету хищения. Любой из названных способов хищения, связанный с завладением предметами, имеющими особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, подлежит квалификации по специальной норме — ст. 164 УК.

Конкуренция части и целого. Суть ее состоит в том, что преступное деяние одновременно подпадает под действие двух и более норм, одна из которых охватывает совершенное деяние в целом, а другая — лишь отдельные его части, т.е. одна норма как бы подчиняется другой. Такая ситуация чаще всего возникает в случаях, когда одно преступление выступает в качестве средства совершения другого и в соответствии с законом это средство является самостоятельным преступлением. Так, побои сами по себе требуют отдельной квалификации по ст. 116 УК. Если же они выступают средством преодоления сопротивления при изнасиловании, то происходит конкуренция части (ст. 116) и целого (ч. 1 ст. 131). Правило разрешения такого вида конкуренции гласит: при конкуренции части и целого предпочтение отдается норме, охватывающей деяние в целом. В нашем примере квалификация действий виновного должна осуществляться по ч. 1 ст. 131 УК, которая отражает содержание ст. 116 в словах: «Изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия…» и устанавливает для виновного более суровое наказание. Аналогично решается вопрос и в том случае, когда при хищении путем мошенничества используются поддельные документы. Это само по себе уголовно наказуемое деяние, предусмотренное ч. 3 ст. 327 УК, однако если такие документы используются для хищения путем обмана или злоупотребления доверием, нет необходимости в двойной квалификации. Здесь ч. 3 ст. 327 является составной частью целого преступления, указанного в ст. 159 УК.

Конкуренция части и целого имеет определенное сходство с совокупностью норм, и для правильной квалификации необходимо проводить их разграничение. Основное отличие содержится в конструктивных особенностях той статьи УК, которую мы принимаем за целое. В таких статьях конкурирующая норма (часть) включена законодателем в диспозицию целой нормы в качестве средства (способа) совершения преступления (ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 159, ч. 1 ст. 162) и т.д. Если это так, можно сделать вывод, что одна норма (часть) вошла в другую норму (целое), и в связи с этим нет необходимости в двойной квалификации преступных действий. Если же в конструкции статьи в качестве основного или квалифицирующего признака такая норма не предусмотрена, она хоть и является средством совершения преступления, но подлежит самостоятельной квалификации, и наказание назначается по совокупности преступлений. Именно по этой причине умышленное убийство и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при совершении других преступлений (разбоя, изнасилования, бандитизма и пр.), где этот способ не предусмотрен конструктивно в качестве признака преступления, подлежат самостоятельной квалификации по совокупности преступлений. Здесь нет и не может быть конкуренции норм в рассматриваемом смысле. Повторим общее правило преодоления конкуренции части и целого: при квалификации преступления предпочтение отдается целому, т.е. той норме, которая с наибольшей полнотой охватывает фактически совершенное деяние.

Конкуренция основного (простого) и квалифицированного составов. Квалифицированным признается состав преступления, который по сравнению с основным содержит отягчающие обстоятельства, повышающие общественную опасность преступления и, как следствие, влекущие более суровое наказание.

В любом квалифицированном составе преступления изначально содержатся все элементы и признаки основного состава. Например, состав ч. 1 ст. 158 УК «Кража» как тайное, безвозмездное завладение чужим имуществом, совершаемое из корыстных побуждений, содержит все названные признаки и в квалифицированных составах, названных в чч. 2-4 ст. 158 УК. Тот факт, что такое преступление совершается группой лиц по предварительному сговору, в значительных или крупных размерах, с проникновением в помещение и т.п., не меняет самого понятия кражи. Оно (понятие) остается точно таким же, как и в основном составе, названном в ч. 1 ст. 158. В связи с этим при квалификации кражи, совершаемой с признаками, названными в чч. 2-4 ст. 158, нет необходимости в двойной квалификации одного и того же деяния по ч. 1, а затем по чч. 2, 3, 4 ст. 158 УК. Здесь происходит конкуренция основного и квалифицированного составов, указанных в одной статье УК. Предпочтение следует отдавать квалифицированному составу, который не только отражает суть преступления, но и называет отягчающие обстоятельства, при которых была совершена кража. Общее правило: при конкуренции основного и квалифицированного составов преступления предпочтение отдается квалифицированному, который наиболее полно отражает сущность совершенного деяния.

При квалификации преступлений возможна конкуренция квалифицированного и особо квалифицированного составов. Она возникает в тех случаях, когда преступное деяние, предусмотренное квалифицированным составом (например, группа лиц), содержит дополнительные признаки, относящиеся чаще всего к объективной стороне (способ совершения преступления, особо тяжкие последствия, совершение преступления организованной группой), которые указываются в ч. 3 или 4 той же статьи. Возникает вопрос: по какой из частей статьи УК надо квалифицировать деяние, нет ли здесь совокупности преступлений? Рассматривая этот вопрос применительно к хищению имущества, Верховный Суд в постановлении от 27 декабря 2002 г. указал: «В случае совершения кражи, грабежа или разбоя при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных несколькими частями статей 158, 161, 162 УК, действия виновного при отсутствии реальной совокупности преступлений подлежат квалификации лишь по той части (здесь и далее курсив мой. — Н.С.) указанных статей УК, по которой предусмотрено более строгое наказание. При этом в описательной части приговора должны быть приведены все квалифицирующие признаки деяния»*(119).

Это правило обоснованно можно отнести ко всем случаям конкуренции квалифицированного и особо квалифицированного составов.

Конкуренция квалифицированного и привилегированного составов встречается в судебной практике чаще всего по преступлениям, связанным с посягательствами на жизнь и здоровье. Статьи Уголовного кодекса 106 «Убийство матерью своего новорожденного ребенка», 107 «Убийство, совершенное в состоянии аффекта», 108 «Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление», 113 «Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта» и 114 «Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление» законодателем отнесены к привилегированным составам (т.е. таким, которые содержат конструктивные признаки, относящиеся к элементам состава преступления, существенно снижающим общественную опасность совершенного деяния). Наказание в перечисленных статьях значительно снижено по сравнению с основными и квалифицированными составами преступлений того же вида.

Общепринятое правило разрешения конкуренции общего (квалифицированного) и привилегированного составов рекомендует предпочтение в квалификации отдавать привилегированному составу. Однако обоснование такого решения вопроса в правовой литературе неоднозначно. Трудно безоговорочно согласиться с утверждением, что вменение привилегированного состава отвечает принципу гуманизма уголовного права*(120). Разумеется, это верно, но лишь отчасти. Привилегированные составы при конкуренции их с основными или квалифицированными составами следует вменять потому, что они содержат признаки преступления, не указанные в сравниваемых статьях (аффект, необходимая оборона и т.п.), и, кроме того, наиболее точно и полно отражают обстоятельства и мотивы совершения преступления.

На такое понимание ориентирует суды и постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве». В нем сказано, что убийство не должно расцениваться как совершенное при квалифицирующих признаках, предусмотренных пп. «а», «г», «е» ч. 2 ст. 105 УК, а также при обстоятельствах, с которыми обычно связано представление об особой жестокости (в частности, множественность ранений, убийство в присутствии близких потерпевшему лиц), если оно совершено в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения либо при превышении пределов необходимой обороны*(121).

При конкуренции нескольких привилегированных составов предпочтение отдается тому из них, где присутствуют все признаки, содержащиеся именно в этом составе (по этой причине он наиболее полно и точно отражает суть совершенного преступления). Например, если выясняется, что виновный совершил убийство при превышении пределов необходимой обороны (ч.1 ст. 108 УК) в состоянии аффекта, его действия при наличии всех других признаков должны быть квалифицированы по ст. 107 УК «Убийство, совершенное в состоянии аффекта». Наказание по этой статье более суровое, чем по ч. 1 ст. 108, однако в последней состояние аффекта как побудительный мотив для совершения преступления отсутствует, следовательно, и вменение ее будет незаконным.

Таковы основные, наиболее часто встречающиеся в судебной практике виды конкуренции уголовно-правовых норм, влияющие на квалификацию преступления.

Изложенные соображения о правилах квалификации при конкуренции уголовно-правовых норм можно обобщить следующим образом:

1) при конкуренции общей и специальной нормы квалификация производится по специальной норме (ч. 3 ст. 17 УК);

2) при конкуренции основного и квалифицированного состава преступления квалификация производится по статье (части статьи) УК, предусматривающей квалифицированный состав;

3) при конкуренции основного и привилегированного составов преступления квалификация производится по статье (части статьи) УК, предусматривающей привилегированный состав;

4) при конкуренции специальных норм, предусматривающих ква­лифицированные составы преступления, квалификация производится по норме, предусматривающей более тяжкий квалифицирующий признак;

5) при конкуренции специальных норм, предусматривающих привилегированные составы преступления, квалификация произво­дится по норме, предусматривающей наиболее смягчающий признак;

6) при конкуренции норм о квалифицированном и привилегиро­ванном составах преступления квалификация производится по норме, предусматривающей привилегированный состав;

7) при конкуренции целого и части квалификация производится по целому, т.е. по статье (части статьи УК), которая с наибольшей полнотой охватывает признаки содеянного;

8) если признаки состава преступления, предусмотренного нор­мой-частью, полностью охватываются признаками состава, преду­смотренного нормой-целым, а санкция его меньше или равна санк­ции нормы-целого, квалификация по совокупности преступлений не требуется;

9) если хотя бы один признак состава преступления, содержащий­ся в норме-части, не охватывается нормой-целым, а санкция его больше санкции нормы-целого, содеянное квалифицируется по сово­купности преступлений.

Конкуренции уголовно-правовых норм: понятие, виды, отличие от множественности преступлений.

Множественность — совершение последовательно или одновременно нескольких преступлений если не погашены юридические последствия и нет процессуальных препятствий к уг. преследованию, хотя бы за два из них.

Под конкуренцией понимаются случаи, когда одни и те же отношения регулируются одновременно несколькими правовыми нормами, но применению подлежит лишь одна из них.

Виды конкуренции:

Конкуренция общей и специальной нормы

п. «б» ч.2 ст.105 ; ст. 317 . Убийство в связи со служебной деятельностью либо общественный долг.

Убийство работником ПО

Ст. 44 ст.88

Ч. 3 ст.17 – правила – при конкуренции общей и специальной подлежит применению специальная норма

Конкуренция квалифицированного и особо квалифицированного состава.

П. «а» ч.2 ст. 158 (квалифиц.)

П «а» ч.3 ст. 158 (особо квалифиц.)

Правила преодоления – в Постановлениях Пленума ВС РФ. 27 дек. 2002 с изм. От 2007 г.

особо квалифицированный — подлежит применению, в рамках которого вменяются все иные признаки, предшествующие в частях данной статьи УК.

· Правовая квалификация (указание на пункт, часть, статью)

· Юридическая формулировка (похитили то, на такую сумму, кто, тем самым причинили ущерб, совершили преступление предусмотренное– словесное описание правовой квалификации. Что конкретно мы вменяем преступнику).

3)конкуренция квалифицированного и привилегированного

п. «е» ч.2 ст.105 (квалифицированный)

ст. 107 (привилегированный)

практика – в пользу квалифицированного

Привилегированный и особо привилегированный

ст. 107 (привил.)

ч. 1 ст. 108 (особо привил.)

будем применять особо привилегированный

5) конкуренция части и целого

ч.109

ч.4 ст.11.

ч.4 ст.111

ст. 109

в пользу целого(суд.практика)

Понятие, виды и уголовно-правовое значение совокупности преступлений.

под совокупностьюпреступлений понимается совершение лицом последовательно или одновременно двух и более преступлений ни за одно из которых оно не было осуждено, за исключением случаев, когда совершение 2-ух и более преступлений предусмотрено статьями особенной части в качестве обстоятельств, влекущих более строгое наказание(если в качестве квалифицирующего признака в статье указывается на совершение 2-ух или более преступлений).

Два вида совокупности

— реальная — имеет место тогда, когда несколькими деяниями совершается несколько преступлений; для реальной совокупности необходима последовательность преступлений

— идеальная – имеет место когда одним деянием лицо выполняет несколько составов преступлений.

Уголовно-правовое значение совокупности преступлений:

Т.69 УК предусматривает особые правила назначения наказания при наличии совокупности преступлений.

Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

1. При совокупности преступлений наказание назначается отдельно за каждое совершенное преступление.

2. Если все преступления, совершенные по совокупности, являются преступлениями небольшой и средней тяжести, то окончательное наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения назначенных наказаний. При этом окончательное наказание не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.

3. Если хотя бы одно из преступлений, совершенных по совокупности, является тяжким или особо тяжким преступлением, то окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний. При этом окончательное наказание в виде лишения свободы не может превышать более чем наполовину максимальный срок наказания в виде лишения свободы, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.

4. При совокупности преступлений к основным видам наказаний могут быть присоединены дополнительные виды наказаний. Окончательное дополнительное наказание при частичном или полном сложении наказаний не может превышать максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания Общей частью настоящего Кодекса.

5. По тем же правилам назначается наказание, если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу. В этом случае в окончательное наказание засчитывается наказание, отбытое по первому приговору суда.

Правила сложения наказания различных видов.

Статья 71. Порядок определения сроков наказаний при сложении наказаний

1. При частичном или полном сложении наказаний по совокупности преступлений и совокупности приговоров одному дню лишения свободы соответствуют:

а) один день ареста или содержания в дисциплинарной воинской части;

б) два дня ограничения свободы;

в) три дня исправительных работ или ограничения по военной службе;

г) восемь часов обязательных работ.

2. Штраф либо лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград при сложении их с ограничением свободы, арестом, содержанием в дисциплинарной воинской части, лишением свободы исполняются самостоятельно.

Готовые тесты

Тест по уголовному праву 6 семестр
Особенная часть уголовного права – это:
1) совокупность уголовно-правовых норм, устанавливающих круг и юридические признаки общественно опасных деяний, являющихся преступлениями, а также конкретные наказания, применяемые за их совершение.
Система Особенной части уголовного права – это:
1) научно обоснованное расположение норм, определяющих ответственность зате или иные преступления, по определенным группам в зависимости от общности родового объекта, а также друг относительно друга внутри каждой группы.
Значение Особенной части уголовного права:
1) содержит исчерпывающий перечень деяний, которые являются преступлениями.
Под криминализацией в уголовно правовой политике следует понимать:
1) процесс изменения норм Особенной части путем введения внее новых составов преступлений, как результат выявления новых общественно опасных форм индивидуального поведения.
Под декриминализацией в уголовно правовой политике следует понимать:
1) процесс изменения норм Особенной части путем исключения отдельных составов преступлений переставших быть общественно опасными.
Особенная часть Уголовного права РФ 1996г. построена, исходя из приоритетовуголовно-правовой охраны в следующей последовательности:
1) интересы личности – общества – государства – мира и безопасности человечества.
В основу системы Особенной части уголовного права положен:
1) родовой объект.
Предмет Особенной части как науки уголовного права образует:
1) все ответы правильные.
Что является критерием — образующим признаком структуры Особенной части уголовного права?
1) объект преступлений.Квалификация преступлений – это:
1) установление в совершенном деянии признаков соответствующего состава преступления .
Юридическим основанием квалификации преступлений является:
1) состав преступления.
Виды квалификации преступлений:
1) официальная (легальная) и неофициальная (доктринальная).
Официальная квалификация преступлений – это уголовно-правовая оценка события, производимая:
1)специально уполномоченными органами и лицами по конкретному уголовному делу.
Конкуренция уголовно-правовых норм – это:
1) отношение между двумя нормами уголовного права, составы которых охватывают одно и тоже деяние, являющееся единичным преступлением.
Виды конкуренции уголовно-правовых норм:
1) конкуренция общей и специальной нормы.
При конкуренции общей нормой признается:
1) норма, котораяописывает более широкий круг случаев (преступных действий) подпадающих под нее.
При конкуренции специальной нормой признается:
1) норма, которая содержит дополнительные признаки и охватывает более узкий круг преступных деяний.
Под убийством в УК РФ понимается:
1) предусмотренное Особенной частью УК умышленное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть.
Началом жизнипризнается момент когда:
1) начались физиологические роды.
Концом жизни признается момент:
1) необратимых органических изменений в головном мозге и центральной нервной системе.
Покушение на убийство возможно:
1) только с прямым умыслом.
По каким признакам следует разграничивать составы преступлений предусмотренные п. б. ч. 2 ст. 105 УК РФ (“Убийство лица или его близких в связи с осуществлениемданным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга”) и ст. 317 УК РФ (“Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа”):
1) по специальным признакам потерпевшего.
Правильна ли квалификация соучастника в убийстве по ст. ст. 33 ч. 4 (Подстрекательство в совершении преступления) и ст. 106 УК РФ (“Убийство матерью новорожденного ребенка”)?
1) нет.
Что понимается подубийством совершенным с особой жестокостью:
1) способ самого убийства был заведомо для виновного сопряжен с особыми страданиями жертвы.
Субъектом преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ (“Убийство матерью новорожденного ребенка”) может быть:
1) только женщина, родившая этого ребенка, достигшая 16-летнего возраста.
Какой процент утраты общей трудоспособности…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *