Доказывание УПК РФ

ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ: ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

Уголовно-процессуальное доказывание представляет собой познание события прошлого. Это познание осуществляется не непосредственно, потому что познаваемая реальность (событие преступления) к данному моменту уже не существует, а опосредованно, т.е.

по отображениям, которое оно оставило на материальных объектах, в явлениях, процессах и в сознании людей. Такие отображения составляют суть доказательств в уголовном процессе. Философской основой их происхождения является материалистическая теория отражения. Согласно ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ, устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. В качестве доказательств допускаются: — показания подозреваемого, обвиняемого; — показания потерпевшего, свидетеля; — заключение и показания эксперта; — заключение и показания специалиста; — вещественные доказательства; — протоколы следственных и судебных действий; — иные документы. В теории доказательств принято выделять следующие признаки анализируемого понятия: — сведения (фактические данные): — полученные из законного источника; — полученные в законном порядке; — имеющие значение для уголовного дела. Под сведениями (первый признак понятия) в данном случае понимается конкретная информация о конкретных обстоятельствах (в УПК РСФСР 1960 г. этот признак характеризовался более точным понятием «фактические данные»). Не являются сведениями в нашем смысле и поэтому не могут выступать в качестве доказательств по уголовному делу мнения, догадки, предположения, умозрения, озарения, «вычисления», словом, «соображения ума». Они не сбрасываются со счетов, однако служат всего лишь «информацией к размышлению» о том, где искать и как получить судебные доказательства. Сведения о фактах порождают доказательственный факт, который тоже является доказательством по уголовному делу. Иначе говоря, доказательственный факт — это уже проверенные сведения, достоверность которых сомнения не вызывает, и поэтому его можно использовать как готовый элемент в логических конструкциях для получения итоговых знаний об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания. Например, содержащиеся в акте инвентаризации и требующие проверки данные о недостаче товарно-материальных ценностей — это доказательство в виде сведений. Данные о недостаче, полученные из акта назначенной для этой проверки бухгалтерской ревизии и из заключения судебно-бухгалтерской экспертизы, — это тоже сведения. Но их совокупность образует доказательственный факт недостачи, который имеет непосредственное отношение к доказыванию факта хищения чужого, например государственного, имущества и вместе со сведениями о нем тоже рассматривается в качестве доказательства. Показания свидетеля о том, что он видел подозреваемого вблизи места убийства, нуждаются в проверке и, таким образом, представляют собой доказательства в виде сведений о факте. Такие же сведения несут и отдельно взятые слепки обнаруженных на месте происшествия следов обуви, экспертным путем идентифицированные с изъятой при обыске обувью подозреваемого. Но в совокупности с показаниями свидетеля они образуют доказательственный факт: подозреваемый находился на месте убийства. Это тоже доказательство, которое используется в обоснование виновности данного подозреваемого в инкриминируемом преступлении. Деление доказательств на сведения и доказательственные факты прослеживается и в практике высшего судебного органа страны — Верховного Суда РФ. Сведения являются доказательствами по уголовному делу, если они получены из источников, перечисленных в ч. 2 ст. 74 УПК РФ: показания подозреваемого, показания обвиняемого, показания потерпевшего, показания свидетеля, заключения и показания эксперта, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий, иные документы (второй признак понятия). Если сведения получены из других, не предусмотренных законом источников они не могут применяться в обоснование выводов и решений по уголовному делу. В частности, этого признака лишены и поэтому доказательствами по уголовному делу не могут быть признаны сведения, содержащиеся в газетных и книжных публикациях, теле- и радиопередачах, а также информация, полученная в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий негласного характера, без проверки их следственным путем. Третий признак понятия доказательства означает, что фактические данные по уголовному делу должны добываться в определенном законом порядке, т.е. путем производства предусмотренных УПК РФ процессуальных действий, процедура которых также детально регламентирована уголовно-процессуальными нормами. Эта регламентация призвана обеспечить достоверность фактических данных, на основании которых разрешается уголовное дело. Если фактические данные добываются хотя и из законного источника, но с отступлением от установленной законом процедуры, достоверность доказательственного материала оказывается под сомнением. В силу этих соображений доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми ; они не имеют юридического значения и не могут быть положены в основу обвинения, а также использованы для доказывания любого из обстоятельств дела (ч. 1 ст. 75 УПК РФ). Данная норма опирается на содержание ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, согласно которой «при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона». Лучше сказать так: сведения, полученные с нарушением закона, являются недопустимыми в уголовно-процессуальном доказывании и не являются доказательствами. Согласно прямому указанию закона (ч. 2 ст. 75 УПК РФ) к недопустимым доказательствам относятся: — показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде; — показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности. В практике недопустимыми признаются и в качестве доказательств по уголовному делу не допускаются сведения, полученные в следующих ситуациях: — когда следственное действие по собиранию доказательств произведено лицом, не управомоченным на это. Так, если сотрудник милиции допросил свидетеля, не имея на то поручения следователя, в производстве которого находится уголовное дело, полученные показания не могут быть признаны доказательствами; — когда следственное действие, в производстве которого согласно закону обязательно участие понятых, например обыск, произведено без их участия; — когда показания получены с применением обмана, угроз и иных незаконных мер; — когда предмет или документ имеет неизвестное происхождение и данное обстоятельство порождает неразрешимые сомнения при оценке его достоверности; — когда доказательство получено в результате следственного действия, участникам которого не были разъяснены их права, обязанность и ответственность; — когда нарушена процедура следственного действия и это нарушение ставит под сомнение достоверность полученных результатов (например, лицо предъявлено для опознания в группе внешне резко отличающихся лиц). Предъявляемое к доказательствам требование допустимости служит важной гарантией их достоверности и в конечном счете гарантией истинности полученных на основе этих доказательств выводов о существенных обстоятельствах дела. Суть четвертого признака доказательства в уголовном процессе заключается в требовании, чтобы между содержанием фактических данных и обстоятельствами, входящими в предмет доказывания, существовала определенная связь. Иначе говоря, эти фактические данные должны относиться к предмету доказывания. Поэтому этот признак получил наименование относимости доказательства. Относимость доказательства также имеет важное практическое значение. Если следователь, дознаватель или суд ошиблись, признав фактические данные неотносимыми, и поэтому не приобщили доказательства к уголовному делу, не исследовали и не проверили, это отрицательно повлияет на всесторонность, полноту и объективность исследования обстоятельств дела. Если же, наоборот, в деле фигурируют фактические данные, не имеющие отношения к предмету доказывания, значит, усилия и время на это затрачены напрасно, а уголовное дело оказывается перегруженным посторонними материалами, затрудняющими его изучение и принятие решений («информационный шум»). Некоторые процессуалисты считают, что обязательным признаком (свойством) понятия доказательства, наряду с допустимостью и относимостью, является достоверность (сведений, полученных из законного источника и в законном порядке) . Эта точка зрения представляется не основанной на законе и практически не безвредной, и поэтому оставить ее без внимания в пособии для практиков было бы неправильно. Уголовный процесс / Под ред. И.Л. Петрухина. М.: Проспект, 2001. С. 153. Достоверность (от достоверный — не вызывающий сомнения, надежный) — это не признак (свойство) понятия доказательства, а результат его, доказательства, оценки (достоверное доказательство, недостоверное доказательство). Иная трактовка ведет к абсурду. Получается, что доказательством по уголовному делу является лишь то (сведения, факты), что удостоверено вступившим в законную силу приговором суда, а все, что на законном основании и законным путем добывали следователь и дознаватель, с чем они повседневно работали, проверяли и оценивали, в чем сомневались и не сомневались, на чем основывали версии и свои решения, в том числе о привлечении в качестве обвиняемого, — это не доказательства. Между тем каждое из четырех четырежды допрошенного изолгавшегося обвиняемого доказательств — это доказательство, достоверность которого предстоит проверять, сегодня склоняясь к мысли, что достоверно первое, завтра — второе, а в конечном счете — ни одно из полученных показаний. Суд же отверг и то, что следователю казалось незыблемым, и констатировал доказанным то, что было им отвергнуто, потому что весь уголовный процесс — и в досудебных, и в судебных стадиях — есть непрерывное собирание, проверка и оценка имеющихся доказательств. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1981. С. 158. Уголовно-процессуальные доказательства поддаются классификации, в основе которой лежат их объективные различия: происхождение, структура и функции полученных сведений о фактах (фактических данных). Классификация имеет важное теоретическое и практическое значение: она помогает глубже понять сущность классифицируемых явлений (в данном случае — соответствующих доказательств), систематизировать их и тем самым более грамотно оперировать ими в процессе доказывания по уголовному делу. Доказательства делятся на личные и вещественные, обвинительные и оправдательные, первоначальные и производные, прямые и косвенные. На личные и вещественные доказательства делятся в зависимости от того, где — в сознании людей или на материальных объектах — получили отражение следы события, которое исследуется по уголовному делу (событие преступления). Если такие следы представляют собой информацию, полученную при помощи органов зрения, слуха, обоняния, осязания, ее уголовно-процессуальным источником служат показания обвиняемого, подозреваемого, свидетеля, потерпевшего, а полученные доказательства носят название личных. К личным доказательствам относятся также заключение эксперта и фактические данные, содержащиеся в протоколах следственных и судебных действий. Если же следы преступления отражаются непосредственно на материальных объектах, фактические данные имеют вещественный характер. Это — вещественные источники доказательств, вещественные доказательства. В зависимости от отношения к предмету обвинения, иначе говоря, к версии обвинения и противостоящим ей версиям, доказательства делятся на обвинительные и оправдательные. Обвинительные доказательства — это доказательства, которые уличают обвиняемого, подозреваемого в совершении преступления (улики), или усиливают его ответственность. К типичным обвинительным доказательствам, например, относятся изобличающие обвиняемого показания очевидца преступления или его соучастника; следы пребывания обвиняемого на месте преступления; факты недостачи товарно-материальных ценностей (по делу о хищении государственного имущества); обнаруженные при обыске у обвиняемого орудия преступления; заключение эксперта о поддельности документа и т.д. Оправдательные доказательства — это доказательства, которые опровергают инкриминируемое обвинение, устанавливают невиновность обвиняемого или меньшую виновность, а также доказательства, смягчающие ответственность лица, привлекаемого к уголовной ответственности. К числу типичных оправдательных доказательств относятся показания обвиняемого, отрицающего свою виновность, в частности его заявление об алиби, т.е. о том, что в момент совершения преступления он находился в другом месте. Обвинение может считаться доказанным лишь при условии, что все имеющиеся в деле оправдательные доказательства полностью опровергаются обвинительными. Деление доказательств на обвинительные и оправдательные условно. Во-первых, одно и то же доказательство может быть обвинительным по отношению к другому. Например, показание обвиняемого Н. по групповому делу о своей второстепенной роли в преступлении будет оправдательным по отношению к нему самому и обвинительным по отношению к М., обвиняемому в организации преступления. Во-вторых, одни и те же фактические данные на различных этапах процесса доказывания могут получать разное освещение и поэтому в совокупности с другими доказательствами могут расцениваться то как обвинительные, то как оправдательные. Так, показания обвиняемого о своем алиби являются доказательством оправдательным. Однако, если в результате проверки этих показаний будет установлено, что показания об алиби являются ложными, факт дачи этих показаний оборачивается косвенным обвинительным доказательством против самого же обвиняемого. Поэтому существует правило: по любому уголовному делу на обвинительные и оправдательные доказательства в процессе расследования делятся предварительно, а окончательно — лишь на завершающих этапах этого процесса, при оценке всей совокупности собранных фактических данных в судебном приговоре. Деление доказательств на обвинительные и оправдательные играет важную роль при выдвижении версий и разработке плана расследования, составлении итоговых процессуальных документов (обвинительного заключения, постановления о прекращении уголовного дела, приговора), когда оба вида доказательства — «за» и «против» — тщательно анализируются дознавателем, следователем, прокурором и судьями. В основу деления доказательств на первоначальные и производные положено наличие или отсутствие промежуточного носителя доказательственной информации. Первоначальными называются доказательства, полученные от первоисточника (например, сведения, полученные от свидетеля-очевидца, из подлинника документа, заключения эксперта и т.п.). Производными называются доказательства, полученные из источника, по отношению к первоисточнику являющегося вторичным, производным (например, сведения, содержащиеся в показаниях свидетеля, который сам события преступления не наблюдал, но слышал о нем от другого лица, которое он может назвать; сведения, содержащиеся в копии документа). Типичными производными доказательствами являются фактические данные, содержащиеся в акте документальной бухгалтерской ревизии, который аккумулирует в себе бухгалтерские данные, содержащиеся в первоисточниках — подлинниках документов, отражающих движение товарноматериальных ценностей и денежных средств. Деление доказательств на первоначальные и производные также имеет важное практическое значение. Разумеется, производные, полученные из вторых, а то и из третьих рук сведения о фактах легче поддаются искажению, нежели первоначальные. Иначе говоря, гарантии достоверности доказательств ослабевают по мере удаления от первоисточника. Поэтому всегда, когда такая возможность имеется, производное доказательство следует проверять путем обращения к первоисточнику. Вместе с тем было бы неправильно априори, без проверки, считать, что любое первоначальное доказательство всегда лучше производного. Такой общей закономерности не существует; «гнилым» может оказаться как то, так и другое. На прямые и косвенные доказательства делятся в зависимости от того, устанавливает ли доказательство одно из обстоятельств, входящих в предмет доказывания непосредственно или через промежуточный факт. Прямым доказательством, в частности, является показание свидетеля-очевидца, подозреваемого, обвиняемого, сообщающее фактические данные об обстоятельствах события преступления. По уголовному делу о должностном подлоге прямым доказательством будет заключение эксперта о поддельности подписи на исследуемом документе. Прямым доказательством виновности по делу о дорожно-транспортном преступлении будет экспертное заключение о том, что обвиняемый в уголовно наказуемом нарушении правил безопасности дорожного движения в момент наезда находился в нетрезвом состоянии. Прямым доказательством наличия обстоятельств, способствовавших хищению, является вывод бухгалтерской ревизии о запущенности учета и отчетности в данной организации и о причинной связи этой запущенности с фактами причинения материального ущерба. В отличие от прямого косвенное доказательство не указывает прямо на существование обстоятельств, входящих в предмет доказывания, а устанавливает другой факт, который, в свою очередь, служит доказательством обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ. Например, по делу об убийстве косвенными доказательствами будут установленные расследованием сведения о факте или факт угрозы убийством со стороны обвиняемого по адресу потерпевшего; по делу о хищении чужого имущества — сведения о факте или факт недостачи товарно-материальных ценностей и факт жизни обвиняемого не по средствам; по делу о краже — сведения о факте или факт нахождения обвиняемого на месте преступления в тот момент, когда оно было совершено, а также сведения о том, что обвиняемый интересовался расположением помещений, где была совершена кража. Прямое доказательство непосредственно связывает обвиняемого с событием преступления. Косвенное же связывает обвиняемого не с самим фактом преступления, а с другим фактом, из которого можно сделать вывод о совершении данного преступления обвиняемым. В силу этого различия прямые доказательства иначе называют одноступенчатыми, а косвенные — многоступенчатыми. Однако это отнюдь не означает, что прямые доказательства лучше, надежнее косвенных. Деление доказательств на лучшие и худшие вообще неприемлемо. Достоверность, надежность доказательства зависит не от того, одноступенчатое оно или многоступенчатое, а от того, насколько тщательно соблюдены законные условия его получения, закрепления, исследования и проверки. Методы пользования прямыми и косвенными доказательствами различны. При использовании прямых доказательств основная проблема заключается в оценке достоверности их источников и сведений, содержащихся в этих источниках. Если прямое доказательство само по себе оценено правильно, то правильно, достоверно и устанавливаемое им обстоятельство. При использовании косвенного доказательства одной лишь оценки его достоверности еще недостаточно; не менее важно установить, имеет ли оно связь с доказываемым обстоятельством, т.е. обладает ли признаком относимости. Так, мало убедиться в том, что сами по себе сведения о крупной недостаче достоверны и что обвиняемый в хищении государственного имущества или во взяточничестве живет не по средствам, необходимо установить причинно-следственную связь этого факта с уголовно наказуемым деянием. Словом, оценка косвенных доказательств осуществляется в два этапа, и поэтому логические операции с ними отличаются повышенной сложностью. Специфической разновидностью косвенных доказательств являются так называемые негативные обстоятельства, которые представляют собой установленные по уголовному делу «факты отсутствия». Например: установленный при осмотре места происшествия факт отсутствия следов пребывания там данного лица; установленный при обыске факт отсутствия похищенных вещей в квартире обвиняемого (подозреваемого) в краже; установленный путем инвентаризации, бухгалтерской ревизии и судебно-бухгалтерской экспертизы факт отсутствия недостачи материальных ценностей по подотчету обвиняемого (подозреваемого) в хищении государственного имущества и т.д. Подобные факты, как правило, являются оправдательными. Ибо, не согласуясь с версией обвинения, но не опровергая ее полностью, они ставят ее под сомнение и тем самым косвенно доказывают противоположную версию. 4.1.> Доказательства и доказывание по уголовному делу

Понятие и свойства доказательств

Уголовно-процессуальная деятельность следователя и дознавателя по уголовному делу после его возбуждения неразрывно связана с собиранием, проверкой и оценкой доказательств. Эта деятельность является интеллектуально-сложной, охватывающей все элементы процесса доказывания по уголовному делу. Работа с доказательствами осуществляется на основе уголовно-процессуального закона и в соответствии с его требованиями.

Доказательствами по уголовному делу, как их определяет закон (ч. 1 ст. 74 УПК), являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном законом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Исходя из данного определения понятия доказательств, сведения, используемые в качестве доказательств, могут быть любые, но при условии, если они отвечают требованиям, установленным уголовно-процессуальным законом. Согласно ч. 1 ст. 75 УПК доказательства, полученные с нарушением этих требований, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК.

Чтобы доказательства можно было использовать в доказывании по уголовному делу, они должны обладать такими свойствами, указанными в ч. 1 ст. 88 УПК, как относимость, допустимость и достоверность.

Относимость доказательства – это его связь с обстоятельствами, подлежащими доказыванию по уголовному делу, а также с иными обстоятельствами, имеющими значение для уголовного дела.

Связь доказательства с обстоятельствами, подлежащими доказыванию по уголовному делу, должна быть установлена как объективно необходимая, а не случайная. В ходе расследования преступления нужно точно установить объективно существующую, т.е. реальную, а не предполагаемую связь того или иного доказательства с предметом доказывания по уголовному делу. При этом обязательно выясняется обусловленность этой связи обстоятельствами события преступления и механизмом его отдельных элементов. Важно установить, например, в запертом или отпертом состоянии поврежден замок, каков механизм следообразования, не оставлены ли следы рук, изъятые с места происшествия, данным лицом. Если, например, дактилоскопической экспертизой будет установлено, что следы рук оставлены подозреваемым, задержанным по подозрению в совершении данного преступления, то эти следы рук находятся в объективной связи с исследуемыми обстоятельствами уголовного дела, имеют непосредственное отношение к расследуемому преступлению и, следовательно, они должны быть признаны вещественными доказательствами.

Иные обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, – это обстоятельства, необходимые для полного, всестороннего и объективного исследования события преступления, тщательной проверки всех частных версий, выдвинутых относительно его элементов, причинно-следственных связей их с обстоятельствами, подлежащими доказыванию по уголовному делу, установления личности подозреваемого, обвиняемого, его взаимоотношений с потерпевшим и др. Например, выяснение неприязненных отношений между потерпевшим и обвиняемым может иметь значение для признания совершенного им преступления с прямым умыслом.

Допустимость доказательства – это использование установленного уголовно-процессуальным законом источника для получения доказательства с соблюдением процессуальной формы.

Уголовно-процессуальный закон (ч. 2 ст. 74 УПК) в качестве доказательств допускает:

  • 1) показания подозреваемого, обвиняемого;
  • 2) показания потерпевшего, свидетеля;
  • 3) заключение и показания эксперта;
  • 31) заключение и показания специалиста;
  • 4) вещественные доказательства;
  • 5) протоколы следственных и судебных действий;
  • 6) иные документы.

Данный перечень видов доказательств, имеющих и второе значение их понятия как источников доказательств, обычно называют исчерпывающим. Однако к ним следует относить также показания законного представителя и представителя потерпевшего, гражданского истца и его представителя, гражданского ответчика и его представителя, поскольку они обладают правом давать показания (ч. 8–10 ст. 42, п. 5 ч. 4 ст. 44, ч. 3 ст. 45, п. 3 ч. 2 ст. 54, ч. 2 ст. 55 УПК). Показания этих участников уголовного судопроизводства в случаях, предусмотренных законом, необходимы для установления определенных обстоятельств, обусловленных их процессуальным положением, и обеспечения полноты и правильности расследования преступлений.

Доказательства, полученные в ходе расследования любого преступления из источников, не предусмотренных законом, являются недопустимыми. Использование для целей доказывания таких доказательств является нарушением закона и свидетельствует о необоснованности произведенного процессуального действия.

Согласно ч. 2 ст. 75 УПК к недопустимым доказательствам относятся:

  • 1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;
  • 2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;
  • 3) иные доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона.

Обязательным условием допустимости доказательств является соблюдение процессуальной формы, т.е. порядка производства следственных и иных процессуальных действий. Нарушение процессуального порядка собирания доказательств, осуществляемого путем производства следственных и иных процессуальных действий, влечет за собой утрату доказательств, т.е. признание их недопустимыми. В связи с этим необходимо иметь в виду положения ст. 235 УПК. Согласно данной статьи стороны в судебном заседании вправе заявить ходатайство об исключении из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, любого доказательства. При рассмотрении ходатайства об исключении доказательства, заявленного стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением требований уголовно-процессуального закона, бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, лежит на прокуроре. Если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства.

Решая вопрос о том, является ли доказательство по уголовному делу недопустимым по основаниям, указанным в п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК, суд в каждом случае выясняет, в чем конкретно выразилось допущенное нарушение.

Таким образом, сказанное о допустимости и недопустимости доказательств по уголовному делу позволяет утверждать, что собирание доказательств на стадии предварительного расследования немыслимо без прочного знания и неукоснительного соблюдения всех требований уголовно-процессуального закона.

Достоверность доказательства – это соответствие его содержания тому, что имело место в действительности.

Все обстоятельства совершенного преступления (место, время, способ, орудие и др.), характер и размер вреда, причиненного преступлением, и иные обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, должны быть установлены в точном и полном соответствии с действительностью, т.е. именно так, как они произошли в объективной реальности. По отношению к предмету доказывания по уголовному делу достоверность как истинность означает, что: а) событие преступления имело место; б) преступление совершено именно данным лицом, а не другим (предполагаемым); в) мотивом преступления является только эта побудительная причина; г) похищены именно данные ценности, принадлежащие потерпевшему, и т.д. В то же время посредством достоверных доказательств могут быть установлены обстоятельства, позволяющие прийти к противоположному выводу, что, например, события преступления в действительности не было или подозреваемый не причастен к совершению преступления.

Достоверность собранных по уголовному делу доказательств и достоверность выводов следователя, дознавателя об обстоятельствах, установленных в соответствии с предметом доказывания по уголовному делу, означает, следовательно, нс что иное, как истинность этих доказательств и выводов, их тождественность.

В обвинительном заключении и обвинительном акте доказательства, подтверждающие обвинение, должны быть относимыми, допустимыми и достоверными.

  • См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (в ред. постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. № 60; 11 января 2007 г. № 1; 9 декабря 2008 г. № 26; 23 декабря 2008 г. № 28).

2. Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять лишь письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств (ч. 2 ком. статьи). Таким образом, эти участники судопроизводства собирают не доказательства, а предметы и документы, которые могут быть лишь представлены ими дознавателю, органу дознания, следователю и суду для приобщения к материалам уголовного дела в качестве доказательств. Напротив, согласно ч. 3 ком. статьи защитник вправе собирать именно доказательства. Способами для этого служат: получение предметов, документов и иных сведений; опрос лиц (в том числе специалистов) с их согласия; истребование документов от органов государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставить запрашиваемые документы или их копии. В соответствии с принципом равенства сторон сведения, собранные защитником, сразу должны становиться доказательствами, так же как и сведения, собираемые его процессуальными противниками — следователем, органом дознания, дознавателем. Вместе с тем, по смыслу ч. 2 ст. 159 в ходе предварительного расследования следователь и дознаватель фактически имеют возможность отказать в удовлетворении соответствующего ходатайства защитника, если сочтут, что обстоятельства, об установлении которых ходатайствует защитник, не имеют значения для данного уголовного дела. Однако по окончании предварительного расследования и ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь обязан выяснить, какие свидетели, эксперты, специалисты подлежат вызову в судебное заседание для допроса и подтверждения позиции стороны защиты (ч. 4 ст. 217). В обвинительном заключении указывается перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты (п. 6 ч. 1 ст. 220). Кроме того, к обвинительному заключению прилагается список подлежащих вызову в судебное заседание лиц со стороны защиты с указанием их места жительства и (или) места нахождения (ч. 4 ст. 220). Важно отметить, что следователь и прокурор не вправе дополнить или сократить список лиц, подлежащих вызову в суд, если речь идет о списке свидетелей со стороны защиты. Это говорит, во-первых, о том, что формирование списка не есть продукт деятельности следователя; во-вторых, данный запрет указывает на то, что закон признает формирование списка доказательств со стороны защиты ее исключительным правом, которое она реализует по собственному усмотрению. Следователь не вправе отказать защите во включении и в этот список указания на тех или иных свидетелей или доказательства. Примечательно, что в дальнейшем суд также не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон (ч. 4 ст. 271). Таким образом, защитник имеет практическую возможность добиться допроса ранее опрошенных им лиц в судебном разбирательстве, даже если следователь и дознаватель отказали ему в этом на предварительном расследовании.

Представляется, что письменные объяснения, полученные в результате опроса, также могут быть представлены следователю, дознавателю и в суд в качестве иных документов (ст. 84). Это, конечно, не исключает, а предполагает в дальнейшем допрос этих лиц как свидетелей, но не потому, что их объяснения не являлись доказательствами, а потому, что письменные объяснения есть не что иное, как производные доказательства. В силу же принципа непосредственности исследования доказательств при наличии доказательств производных необходимо стремиться к получению первоначальных доказательств, каковыми в данном случае будут являться устные показания тех лиц, которые ранее дали письменные объяснения. Иногда некоторые следователи и судьи отказывают в приобщении к материалам дела письменных объяснений, полученных защитником, мотивируя это тем, что УПК называет лишь такое действие, как опрос защитником лиц с их согласия (п. 2 ч. 3 ст. 86), но ничего не упоминает о получении от тех же лиц письменных объяснений. Подобная позиция неправомерна. Во-первых, она не учитывает, что если закон предусмотрел какой-либо способ собирания доказательств, то он предполагает и то, что доказательственные сведения будут иметь соответствующую форму. Во-вторых, согласно п. 11 ч. 1 ст. 53 УПК защитник вправе использовать любые не запрещенные Кодексом средства и способы защиты, а значит, и письменные объяснения, ибо запрета на них ни УПК, ни какой-либо другой закон не содержат. Что касается других доказательств (предметов и документов), полученных защитником и представленных им для рассмотрения в судебном разбирательстве, то по смыслу закона они (при условии их допустимости) также должны быть приобщены следователем (дознавателем) к материалам дела и направлены в суд наряду с доказательствами обвинения.

3. Получаемые защитником предметы и документы, иные сведения должны отвечать требованиям допустимости доказательств. Так, должен быть известен, зафиксирован и проверяем их первоисточник; они должны быть получены только тем защитником, который допущен к участию в данном уголовном деле; лица, у которых получены сообщения в порядке опроса, должны быть информированы о том, что эти данные необходимы для представления в качестве судебных доказательств. Опрос лиц производится только с их согласия. Адвокат не вправе опрашивать уже допрошенных дознавателем, органом дознания, следователем или судом лиц с целью склонить их к отказу от показаний или их изменению. Защитник не может производить или использовать результаты негласных действий, которые можно квалифицировать как оперативно-розыскные, поскольку право на проведение ОРД в силу ст. 13 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» принадлежит только подразделениям определенных государственных органов. Вместе с тем защитник вправе воспользоваться помощью лиц, занимающихся частной детективной (сыскной) деятельностью в соответствии с Законом РФ от 11.03.1992 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *