Доказательства в уголовном процессе

О вещественных доказательствах в уголовном судопроизводстве Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Вопросы уголовного процесса и криминалистики

УДК 343.14

О ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВАХ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

© Брянская Е. В., 2013

Иркутский государственный университет, г. Иркутск

В статье рассмотрены некоторые вопросы вещественных доказательств в уголовном судопроизводстве. Автором изложено понятие вещественных доказательств, те свойства, которым они должны отвечать в процессе доказывания по уголовному делу. Приводится отличие первоначальных вещественных доказательств от производных, от иных документов.

Ключевые слова: доказательства; классификация доказательств; вещественные доказательства;

относимость, допустимость; достоверность и производные вещественные доказательства.

Вопрос о доказательствах и доказывании в уголовном процессе издавна привлекал внимание дореволюционных и современных процессуалистов России. На эту тему написаны тысячи фундаментальных работ, учебников, практических пособий, статей.

Крупные и принципиальные изменения в уголовном процессуальном праве являются следствием принятия и введения в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ). Обновление норм о доказательствах неизбежно в условиях усиления функции судебной власти, ее независимости и построения уголовного судопроизводства на основе принципа, состязательности.

Общее понятие доказательств по уголовному делу сформулировано в ч. 1 ст. 74 УПК РФ. Ими являются любые сведения, в соответствии с которыми суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Именно такие сведения представляют собой содержание любого доказательства.

По мнению большинства современных ученых, это определение доказательств является правильным. Прежнее определение законодателем доказательств как «фактических данных» (ст. 69 УПК РСФСР)

достаточность доказательств; первоначальные и

было менее удачным: оно допускало разную трактовку доказательств — и как «сведений о фактах», и как самих «фактов», и, наконец, как «фактов и сведений о них» одновременно. Такое разночтение вызвало дискуссию в научных кругах. Следует понимать под доказательствами только определенные «сведения». В этой связи представляет интерес мнение В. И. Ни-кандрова, который заметил: «Доказа-

тельства есть сведения о фактах, имеющих значение по делу, установленные в предусмотренном законом порядке. По делу мы собираем не сами факты, а сведения о них. „.Доказательствами могут быть только сведения о фактах, но не сами факты реальной действительности» .

Доказательства поддаются классификации, в основе которой лежат их объективные различия: происхождение, структура и функции сведений о фактах. Классификация имеет важное теоретическое и практическое значение: она помогает глубже понять сущность классифицируемых явлений (в данном случае — соответствующих доказательств), систематизировать их и тем самым более правильно оперировать ими в процессе доказывания по уголовному делу. В настоящем исследовании мы попытаемся раскрыть некоторые особенности вещественных доказательств, а именно те моменты, которые вызывают трудности при изучении студента-

ми такой учебной дисциплины, как «уголовно-процессуальное право».

Так, в основе классификации доказательств на личные и вещественные лежит механизм формирования источника сведений о фактах. Личными доказательствами считаются все сведения, исходящие от людей: показания обвиняемых, подозреваемых, свидетелей, потерпевших, заключения и показания экспертов, заключения и показания специалистов, а равно протоколы соответствующих следственных и судебных действий. Общим для такого рода доказательств является психическое восприятие и переработка живым человеком определенных событий и передача сведений о них в языковой форме.

В научной литературе существует немало позиций по поводу определения, что такое вещественные доказательства. Например, В. К. Бобров в качестве вещественного доказательства рассматривает материальные носители доказательственной информации . В. А. Михайлов полагает, что вещественные доказательства — это материальные предметы (вещи), которые носят на себе следы преступления и вообще вмещают в себя данные для его выяснения . Л. Т. Ульянова под вещественными доказательствами понимает предметы материального мира, сохранившие свойства, способные устанавливать обстоятельства, имеющие значение для дела, собранные, проверенные и оцененные в установленном законом порядке .

Мы придерживаемся аналогичной позиции и полагаем, что вещественные доказательства — это любые объекты материального мира, обладающие признаками или свойствами носителей доказательственной информации, полученные и приобщенные к уголовному делу в установленном законом порядке.

Вещественные доказательства являются очень ранним видом судебных доказательств. Они с древних времен широко использовались в русском процессе. Им придавалось большое значение при рассмотрении судебных дел .

В современном законодательстве к вещественным доказательствам относятся любые предметы в случаях, когда они обладают определенными качествами (ч. 1 ст. 81 УПК РФ).

Во-первых, предметы, которые служили орудиями преступления. Под ними следует понимать любые материальные объекты,

специально изготовленные, приспособленные или найденные на месте, которые были использованы для подготовки или совершения преступления, а также для сокрытия его следов. К орудиям преступления, в частности, необходимо относить, например, нож, которым было совершено убийство; топор, которым взломали замок входной двери при совершении кражи.

Во-вторых, предметы, которые сохранили на себе следы преступления. К ним относятся материальные объекты, на которых отобразилось воздействие события уголовного правонарушения. Такими предметами, например, являются одежда с огнестрельными повреждениями, взломанный замок от входной двери.

В-третьих, предметы, на которые были направлены преступные действия. Под ними понимаются конкретные вещи, на которые было непосредственно направлено преступное посягательство, к примеру, похищенные вещи, автомобиль.

В-четвертых, имущество, деньги и иные ценности, полученные в результате преступных действий либо нажитые преступным путем. К ним, в частности, относятся: дорогостоящие предметы, купленные на похищенные деньги; наличные деньги, сырье и изделия из драгоценных металлов и камней; иные ценные вещи, приобретенные от сбыта похищенного имущества или в результате преступной деятельности.

В-пятых, иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела. К ним могут быть отнесены предметы, забытые или брошенные преступником на месте происшествия (если только они не относятся к орудиям преступления или предметам преступного посягательства).

Основным признаком отнесения предмета к вещественным доказательствам являются отражение преступного события внешней и внутренней структурой этого предмета и передача доказательственной информации в виде следов, доступных непосредственному наблюдению.

Для того чтобы объект материального мира получил статус вещественного доказательства по уголовному делу, законодательством предусмотрены процессуальные правила его оформления (ч. 2 ст. 81 УПК РФ). Кроме того, чтобы предметы реальной действительности признать вещественным

доказательством, нужно учитывать, что они должны отвечать таким свойствам или признакам, как относимость, допустимость, достоверность и достаточность.

Относимость — это свойство доказательств, которое определяет их способность устанавливать обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, а также иные обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела. Таким образом, относимым является любое доказательство, которое способно своим содержанием устанавливать обстоятельства, которые являются важными для производства по уголовному делу.

В уголовно-процессуальном законодательстве отсутствует формализованный перечень требований, при соответствии которому доказательство будет признано относимым. Это вряд ли возможно, поскольку при производстве по каждому уголовному делу невозможно определить исчерпывающий перечень сведений, которые имеют значение для его рассмотрения и разрешения. Достаточно обширный перечень требований, которые делают доказательства относимыми, выработан уголовно-процессуальной наукой. К относимым принято причислять доказательства, которые могут быть использованы, по крайней мере, для одной из следующих целей: 1) для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания; 2) для обнаружения других доказательств; 3) для установления промежуточных обстоятельств, совокупность которых позволяет, в конечном счете, установить обстоятельство, входящее в предмет доказывания; 4) для дублирующего установления фактов и обстоятельств, уже установленных другими доказательствами в целях проверки и усиления надежности системы доказательств данной версии; 5) для опровержения фактов, относящихся к другим версиям, выдвинутым по уголовному делу; 6) для проверки полноты и достоверности собранных доказательств путем исследования условий их формирования, передачи, хранения .

Допустимость — это свойство доказательств, которое выражается в законности способа и порядка их получения, а также процессуального оформления. Допустимые доказательства должны отвечать следующим обязательным условиям:

Во-первых, они должны быть получены в результате деятельности уполномоченных на то должностных лиц и государственных органов (например, следователем по нахо-

дящемуся в его производстве уголовному делу, дознавателем в порядке выполнения поручения следователя о производстве отдельных следственных действий и т. п.).

Во-вторых, доказательства должны быть получены из предусмотренного законом источника (ч. 2 ст. 74 УПК РФ). Не могут служить доказательствами по уголовному делу анонимные заявления, слухи, информация, полученная в результате применения оперативно-разыскных мероприятий, без проверки ее следственным путем.

В-третьих, доказательства должны быть получены в установленном законом порядке. Даже если сведения были получены из законного источника, но с отступлением от регламентированной УПК РФ процедуры, допустимость доказательственного материала ставится под сомнение.

В-четвертых, доказательства должны быть зафиксированы способом, предусмотренным уголовно-процессуальным законом. Если это чьи-то показания, то они должны исходить от лица, обладающего статусом соответствующего участника процесса. Если доказательственная информация устанавливается с помощью предметов и документов, то они должны быть надлежащим образом процессуально оформлены (зафиксированы в протоколе следственного действия, при производстве которого были обнаружены) и приобщены к уголовному делу .

Если доказательство не отвечает хотя бы одному из вышеперечисленных требований, можно признать его недопустимым. Поскольку, согласно ч. 2 ст. 75 УПК РФ, к недопустимым доказательствам относятся доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, такие доказательства, в соответствии с ч. 1 этой же статьи, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, образующих предмет доказывания.

Достоверность — это свойство доказательств, которое выражается в их соответствии действительным обстоятельствам произошедшего события. Признать доказательство достоверным может любое должностное лицо уголовного судопроизводства, однако от имени государства признать доказательство таковым может лишь суд. Обвинительный приговор не может быть основан на доказательствах, достоверность которых вызывает сомнение.

Противоположностью достоверных доказательств являются недостоверные сведения, которые ввели в заблуждение органы и должностных лиц уголовного судопроизводства.

Достаточность — это свойство доказательств, которое выражается в способности установить при помощи данных доказательств все без исключения обстоятельства, подлежащие доказыванию (ст. 73 УПК РФ), а также иные обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела.

Достаточными являются доказательства, которые позволяют вынести по уголовному делу законное, обоснованное и мотивированное решение. Хотя в ч. 1 ст. 88 УПК РФ речь идет о достаточности всей совокупности доказательств для разрешения уголовного дела, критерий достаточности доказательств надлежит применять и в процессе принятия иных решений (о привлечении лица в качестве обвиняемого, о прекращении уголовного дела, о направлении уголовного дела в суд с обвинительным заключением или обвинительным актом и др.).

Все вещественные доказательства обычно делят на первоначальные и производные.

Первоначальные — это первоисточник сведений о подлежащем установлению факте. Производные — это доказательства, содержащие сведения, взятые из другого источника. Тот или иной предмет может приобрести значение вещественного доказательства по уголовному делу, например, вследствие взаимодействия его как следовоспринимающего объекта с лицом, причастным к происшествию, или с орудием преступления.

Специфика производных вещественных доказательств заключается в том, что они передают отдельные свойства первоначального вещественного доказательства, поскольку в ряде случаев получение производного вещественного доказательства может быть сопряжено с разрушением первоначального, невозможностью его повторного осмотра.

Изъятие и приобщение к делу таких предметов иногда оказывается практически невозможным ввиду их громоздкости, хрупкости и т. п. Поэтому и прибегают к их моделированию, к получению производного доказательства. При этом, конечно, не имеется в виду создание какого-то нового вещественного доказательства. Так, изготавливая слепок, следователь лишь переносит в него как в модель следа информацию о при-

знаках и свойствах определенного, уже существующего предмета .

В этой связи В. Т. Варфоломеева точно определяет, что применительно к вещественным доказательствам есть несколько видов моделей: макеты, рисунки, слепки, оттиски, фотоснимки и т. д. В основе формирования таких моделей, как макеты и рисунки, лежит субъективное восприятие признаков моделируемого объекта, что существенно влияет на полноту и точность воспроизведения его признаков. Даже в тех случаях, когда рисунки выполняются путем обводки контуров предмета (через стекло, просвечиванием и т. п.), эта точность весьма относительна. Такого рода модели, как правило, не могут служить идентифицирующими объектами в экспертном исследовании вещественных доказательств. Совершенно иное значение имеют слепки, оттиски и фотоснимки. Полученные путем контактного моделирования, они являются по своей сущности производными вещественными доказательствами, и именно эти модели используются обычно в идентификационных судебноэкспертных исследованиях .

Указанные модели можно разделить на три группы: 1) полученные следователем непосредственно с вещественных доказательств при проведении следственных действий; равно как и сами вещественные доказательства, они служат для установления идентифицируемого объекта; изготовленные с соблюдением процессуальных норм, такие модели могут выступать в качестве производных вещественных доказательств; 2) полученные следователем или судом в качестве образцов для сравнительного исследования; 3) изготовленные экспертом в процессе проведения экспертизы .

Следует отметить и то, что если вещественное доказательство не может храниться при уголовном деле, в УПК РФ предусматривается их обязательное фотографирование. В процессуальном отношении фотоснимки могут выступать в трех качествах:

а) как приложения к протоколам следственных действий; б) как вещественные доказательства — первоначальные и производные; в) как документы. Фотоснимки-приложения — это дополнительные к протоколу носители информации и (вместе с протоколом следственного действия) источники доказательств. Можно полагать, что в ряде случаев они служат производными вещественными

доказательствами, когда воспроизводят признаки и свойства моделируемого объекта.

Деление вещественных доказательств на первоначальные и производные является классическим и общепризнанным. Тем не менее, наука уголовного судопроизводства достаточно активно развивается, и современные авторы предлагают новые классификации вещественных доказательств.

Например, представляется интересной позиция Ю. В. Худяковой, которая предлагает следующие основания классификации вещественных доказательств: по пригодности для решения того или иного уровня экспертных задач: 1) вещественные доказательства, используемые для решения идентификационных задач; 2) вещественные доказательства, используемые для решения неидентификационных задач: а) для решения вопроса классификационного или диагностического характера (о групповой принадлежности);

б) для решения вопросов, связанных с ситуационными задачами.

По характеру связей между вещественными доказательствами и событием преступления: 1) вещественное доказательство, которое имеет генетическую связь с событием преступления; 2) вещественное доказательство, которое имеет функциональную связь с событием преступления; 3) вещественное доказательство, которое состоит в объемной связи с событием преступления; 4) вещественное доказательство, которое состоит в субстанциональной связи с событием преступления; 5) вещественное доказательство, которое состоит в связи преобразования с событием преступления. Эта классификация позволяет оценить вещественное доказательство и выводы эксперта при его исследовании.

Классификация, основанная на способности вещественного доказательства устанавливать обстоятельства, подлежащие обязательному доказыванию, изложенные в ст. 73 УПК РФ: 1) вещественные доказательства, устанавливающие событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); 2) вещественные доказательства, способствующие установлению виновности лица в совершении преступления; 3) вещественные доказательства, способствующие установлению обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого; 4) вещественные доказательства, способствующие установлению

характера и размера вреда, причиненного преступлением; 5) вещественные доказательства, способствующие установлению обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость деяния; 6) вещественные доказательства, способствующие установлению смягчающих и отягчающих обстоятельств; 7) вещественные доказательства, способствующие установлению обстоятельств, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания; 8) вещественные доказательства, содействующие выявлению обстоятельств, способствующих совершению преступления .

В связи с этим немаловажным является опыт других стран при рассмотрении данного вопроса. Например, в уголовно-процессуальном законодательстве ФРГ к вещественным доказательствам относят объекты осмотра и документы. В качестве объектов осмотра служат не только материальные предметы, но и физические лица, различные процессы (вещи, предметы, живые лица, трупы). Это обусловливает и специфические формы осмотра. Он может производиться с помощью любого органа чувств (зрения, слуха, обоняния, осязания). Для понятия документа, наоборот, характерно его узкое толкование только как письменного документа . Иными словами, к вещественным доказательствам относят все, что можно исследовать при помощи наших органов чувств.

Думается, данные классификационные позиции имеют важное научное и практическое значение, поскольку классификация в теории доказательств, как и в других областях знаний, заключается в том, что она способствует систематизации накопленных знаний, обеспечивает правильное использование понятий и терминов, устраняет двусмысленность и неоднозначность языка науки.

Далее, нередко возникают вопросы по разграничению документов как самостоятельного вида доказательства от документов — вещественных доказательств. В случаях, когда документы имеют следы подделок, подчисток, травления или обладают другими признаками, указанными в ч. 1 ст. 81 УПК РФ, они являются вещественными доказательствами. В этой связи необходимо выполнить процессуальные правила, регламентирующие порядок приобщения к уголовному делу вещественных доказательств и их хранения (ст. 81—82 УПК РФ).

В случае утраты доказательства, имеющего статус «иного документа», зачастую возможно получение его дубликата: новой справки, копии акта ревизии или документальной проверки. Документ, обладающий признаками вещественного доказательства, незаменим. Поэтому в случае его утраты невозможно получить доказательство, имеющее такое же значение.

Источником доказательств применительно к «иному документу» выступает автор документа. Правовое положение указанного источника доказательства определяется компетенцией автора документа, которая ограничивается пределами выполняемых им функций.

В заключение данной статьи хотелось бы отметить, что правильное понимание, что такое вещественные доказательства, как их можно делить на виды и чем они отличаются от других видов доказательств, позволит сотрудникам правоохранительных органов и суда правильно собирать, исследовать, проверять и оценивать доказательства по уголовному делу, а в целом не совершать ошибки в процессе доказывания. Профессиональная честь судьи, следователя, дознавателя, прокурора требует, чтобы любые решения, принимаемые по уголовным делам, строго соответствовали закону, их внутреннему убеждению, фактическим обстоятельствам дела. Они не вправе принимать решения, противоречащие закону.

1. Никандров В. И. Избранные статьи и лекции по уголовному процессу. Киров : КГУ, 1998. С. 64, 65.

2. Советский уголовный процесс : учебник / под ред. В. П. Божьева. М. : Юрид. лит., 1990. С. 111.

3. Уголовный процесс. Общая часть : учебник / под ред. В. П. Божьева. М. : Спарк, 1997. С. 142.

4. Гуценко К. Ф. Уголовный процесс : учебник. М. : Зерцало, ТЕИС, 1996. С. 127.

5. Следует отметить, что в ст. 3 договора Руси с Византией говорилось о большом значении явных, видимых следов преступления «да елико яве будеть показания явленными, да имеють верное о тацех явлении». Доказывание с помощью вещественных доказательств, как правило, было связано с косвенными уликами, оперирование которыми могло быть успешно только при надлежаще развитой общей теории доказательств. Система же доказательств в древнерусском процессе была неразвита. Возбуждение уголовных дел происходило по инициативе потерпевших. Разбирательство дела носило характер спора, в котором признание обвиняемым или ответчиком требований потерпевшего или истца устраняло необходимость дальнейшего судебного рассмотрения дела и представления доказательств. См.: Эверс Ф. Г. Древнейшее русское право в историческом его раскрытии. СПб. : , 1835. С. 151.

6. Уголовный процесс / отв. ред. А. В. Гриненко. М. : Зерцало, 2004. С. 108.

7. Громов Н. А., Зейгалова Л. М. Уголовный процесс. М. : Юрист, 2004. С. 64.

8. Варфоломеева Т. В. Производные вещественные доказательства. М. : Юрид. лит., 1980. С. 4.

9. Заметим, что большинство современных авторов данные предметы относят к иным документам.

10. Варфоломеева Т. В. Указ. соч. С. 8.

11. Худякова Ю. В. Вещественные доказательства в уголовном процессе : автореф. дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2006. С. 6.

12. Ковалев М. А. Книга о теории доказательств в уголовном процессе ФРГ // Вестн. МГУ. Сер. 11, Право. 1995. № 2. С. 87-88.

About Material Evidences in Criminal Legal Proceedings

© Bryanskaya E., 2013

Свойства доказательств

Процесс доказывания по любому уголовному делу предусматривает в первую очередь решение вопроса о пригодности полученных сведений о факте и сформированных на их основе доказательств для установления искомых обстоятельств. Доброкачественность доказательств оценивается путем исследования их содержания и формы, что и определяет практическую необходимость выделения отдельных свойств доказательств.

Впервые в УПК данная категория получила закрепление на нормативном уровне, ранее в большей степени выступая лишь предметом рассмотрения в теории доказательственного права.

В соответствии с ч. 1 ст. 88 УПК каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела.

Относимость доказательства — это способность по его содержанию устанавливать наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для дела и перечисленных в ст. 73 УПК.

Данный вопрос решается органами уголовного преследования и судом при неукоснительном выполнении установленных законом правил и условий (например ст. 73, 171, 305, 307 УПК). Вполне очевидна невозможность a priori представить перечень необходимых сведений и источников их получения, а также обстоятельств, которые будут установлены с их помощью. При проверке выдвинутых по делу версий следователь, в частности, получает доказательства, направленные не только па непосредственное установление предмета доказывания (ст. 73 УПК). Чаще всего возникает необходимость выявлять целый ряд обстоятельств, непосредственно не указывающих на событие преступления и виновность лица, но сопутствующих решению этой задачи. Так называемые доказательственные факты играют роль промежуточных обстоятельств обеспечительного характера, позволяющих «добраться» до главного факта.

При этом необходимо учитывать, что по общему правилу все собранные по делу доказательства должны быть сохранены в деле для дальнейшего исследования в последующих стадиях уголовного судопроизводства.

Таким образом, относимость доказательства определяется возможностью оцениваемого доказательства устанавливать обстоятельства, имеющие значение для установления истины, а также принадлежностью обстоятельства, которое способно установить данное доказательство, к искомым по настоящему делу.

Допустимость доказательств — это их пригодность для установления обстоятельств дела, их соответствие требованиям норм уголовно-процессуального права относительно формы: источника, субъекта и процедуры получения и закрепления.

В соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Данная норма уточняется и конкретизируется в ст. 75 УПК, которая гласит: доказательства, полученные с нарушением требований УПК, являются недопустимыми, не имеют юридической силы и, соответственно, не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК.

В США данное положение именуется «правилом об исключении» доказательств — exclusionaiy ride, что означает лишение фактических данных и сведений, полученных с нарушением законных требований, правового смысла доказательств (в теории уголовного судопроизводства западных государств подобные ущербные «доказательства» также называют «плодами отравленного дерева»).

В ч. 2 ст. 75 УПК законодатель делает попытку определить конкретно, какие доказательства следует признать недопустимыми и почему. Как представляется, п. 1 и 2 исследуемой статьи действительно перечисляют безусловные случаи признания доказательств не имеющими юридической силы.

Так, в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК к недопустимым доказательствам относятся показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде.

Недопустимыми доказательствами являются показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности (п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК).

Кроме того, в п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК к недопустимым законодатель относит иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК, не раскрывая сущности и характера этих нарушений, практически оставляя их оценку в сфере усмотрения правоприменителя.

Вместе с тем для толкования данной открытой нормы следует обратиться к разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, который в п. 16 постановления от 31.10.1995 № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» определил правила признания доказательств недопустимыми.

Так, не будут иметь юридической силы доказательства, если они получены и закреплены:

  • 1) с нарушением конституционных прав человека и гражданина;
  • 2) с нарушением процессуального порядка;
  • 3) ненадлежащим лицом или органом;
  • 4) действиями, не установленными процессуальными нормами.

Такими, например, могут быть: 1) показания супруга или близких родственников обвиняемого без разъяснения им права свидетельского иммунитета в соответствии со ст. 51 Конституции РФ; 2) доказательства, полученные в результате производства следственных действий с нарушением процедуры, без необходимого участия понятых и специалиста; признательные показания обвиняемого, полученные путем насилия, угроз и иных незаконных мер и т.п.; 3) доказательства, полученные следователем, не принявшим дело к своему производству, сотрудником органа дознания без поручения следователя и т.д.; 4) доказательства, полученные в результате не предусмотренных УПК действий, а также использование паракриминалистических средств получения и фиксации информации при помощи применения собаки, полиграфа, гипнотических и экстрасенсорных способностей и т.п.

Основные правила признания доказательств недопустимыми (правила об исключении) изложены в ст. 88 УПК. Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление (ч. 3 ст. 88 УПК). Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе. Если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства (ч. 6 ст. 235 УПК).

Таким образом, недопустимыми доказательства признаются путем неиспользования их в процессе доказывания, о чем должен быть сделан мотивированный вывод в итоговых решениях органов предварительного расследования и суда

Достоверность доказательств — это соответствие результатов познания фактам реальной действительности. Достоверное знание — это не только сущее, но и обоснованное и доказанное знание.

Иными словами, это знание, установленное не только для субъекта познания, но и удостоверенное для следующего адресата доказывания (прокурора, суда, общества и т.п.), о чем уже говорилось выше.

Достоверность доказательств устанавливается путем оценки: 1) доброкачественности источника получения доказательств, где учитываются возрастные и иные психофизические особенности потерпевшего и свидетеля; возможная заинтересованность источника доказательственной информации; вероятность искажения восприятия и передачи информации, заблуждения и т.п.;

2) внутренней согласованности сведений, содержащихся в доказательстве и их согласованности с другими доказательствами.

Свойство достаточности доказательств было рассмотрено в рамках изучения вопроса о пределах доказывания. Вместе с тем в данном случае действует простое, но эффективное правило: доказательств не может быть много или мало, их должно быть достаточно для установления искомых обстоятельств дела.

Классификация доказательств

Доказательства по своей природе, происхождению, содержанию и форме, месту и роли в процессе доказывания достаточно многообразны, в связи с чем их классификация возможна но ряду оснований.

1. По отношению к предмету доказывания доказательства делятся на прямые и косвенные.

Прямые доказательства непосредственно указывают на «главный факт», т.е. событие преступления, его совершение конкретным лицом и виновность этого лица.

Косвенные доказательства (ранее их именовали «уликами») указывают лишь на доказательственные факты промежуточного или вспомогательного характера, правильно подобранная совокупность которых позволяет установить «главный факт».

Следует признать, что прямые доказательства в правовой природе встречаются крайне редко (чаще всего это показания очевидцев преступления), поэтому косвенный путь доказывания это не только наиболее распространенный метод, но и откровенный критерий мастерства криминалистов. В связи с этим косвенные доказательства далеко не худшие по отношению к прямым, искусство работы с ними определяет успех всего процесса доказывания.

2. По отношению к обвинению доказательства делятся на обвинительные и оправдательные.

Обвинительные доказательства указывают на виновность лица либо на наличие обстоятельств, отягчающих наказание. Оправдательные доказательства указывают на невиновность лица либо на наличие обстоятельств, смягчающих наказание.

3. По источнику получения доказательства делятся на первоначальные и производные.

Первоначальные доказательства получены из первоисточника, т.е. когда между искомым обстоятельством и непосредственным субъектом доказывания имелся один носитель информации, например очевидец преступления, вещественное доказательство, полученное на месте преступления, подлинник документа.

Производные доказательства предполагают наличие нескольких источников, которые передавали информацию «по цепочке», т.е. были получены из «вторых рук» (second hand evidence). Такими доказательствами чаще всего выступают показания свидетелей, получивших информацию от других лиц, копии, слепки и т.п.

Производные доказательства необходимо отличать от догадок, слухов и сплетен, так как источник получения первых всегда можно установить. Степень достоверности производных доказательств зависит, как правило, от удаленности первоисточника, т.е. «длины всей цепочки источников».

«Здесь действует правило, которое мы обязаны применять и применяем и при косвенных доказательствах, а именно — что степень достоверности и убедительности этих доказательств обратно пропорциональна их удаленности от главного предмета доказывания (factum probandum): чем больше это расстояние, тем меньше эта достоверность» (А. Я. Вышинский).

4. По механизму формирования доказательства делятся на исходящие от лиц и вещественные.

Исходящие от лиц (личные) доказательства формируются при активном участии физических лиц, субъектов, которые дали показания, экспертное заключение и т.п.

Вещественные («немые» свидетели) доказательства — это неодушевленные предметы, сохранившие на себе следы или иную информацию о преступлении (ст. 81 УПК).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *