Что такое рэкетир

В СМИ широко освещаются действенные меры правительства Казахстана по борьбе с организованной преступностью и бандитизмом,а также проводимые силовыми ведомствами мероприятия по задержанию лидеров ОПГ и их подельников.

Но так ли на самом деле? Реально ли борются правоохранительные органы Казахстана с преступностью? Давайте разберемся на примерах.

Вблизи пограничного КПП «Жибе-Жолы» в вечернее время, возле вооруженных пограничников и дежуривших неподалеку наряда полиции, возле кабинокобмена валюты, подъехала иномарка темного цвета «Тойота Камри», из которой вышли 4 бравых молодца в черных кожанных куртках и направились к одной из кабинок обмена валюты. Подойдя к ней, они из обрезов в упор расстреляли двух мужчин, стоявших в этот момент возле обменника. Выстрелы были осуществлены одному пострадавшему в область паха, второму в область живота. После чего их подняли и поместили в багажник автомашины. При этом бандиты сделали все на столько быстро, что ни вооруженные пограничники ни наряд полиции даже не успели отреагировать. А тех кого погрузили в багажник машины до сих пор не нашли.

Этими бравыми молодцами были члены преступной группировки «Таболинские», которые держат под своим контролем всю Южно-Казахстанскую область и в том числе Сарыагашский район. Также данная группировка промышляет рэкетом на дорогах Южно-Казахстанской области у водителей большегрузных автомашин, проезжающих через областные дороги. За период с октября 2015 года по февраль 2016 года ими совершено 17 разбойных нападений на автоперевозчиков.

Одним из пострадавших является водитель фуры Виктор Т., которыйпри встрече с «Таболинскими» ребятами получил огнестрельное ранение в левую ногу. В больнице рассказал, что он занимается разведением пчел и владеет пасекой в городе Туркестан. Когда он возвращался в Шымкент, на трассе «Туркестан-Шымкент» его остановили неизвестные лица, одетые в военную форму. После остановки автомашины, Виктор вышел со всеми необходимыми документами на машину. Однако, неизвестные лица, подойдя к нему, потребовали 50 тыс. российских рублей или 200 тысяч тенге. В случае отказа, они пригрозили ему пистолетом.

Обыскав кабину автомашины Виктора, они отобрали все его деньги – 120 тысяч тенге. Потом захотели забрать его автомашину и потребовали документы на нее. Виктор, испугавшись, что после получения документов на автомашину, они просто застрелят его, попытался спастись бегством. Добежав до кабины автомашины, он услышал выстрел и почувствовал жгучую боль в левой ноге. Не обращая внимания на боль, он завел автомашину и скрылся от бандитов, направившись в Шымкент.Бандиты преследовали его на протяжении 5-10 километров, после чего отстали от грузовика.

Приехав в больницу, сразу вызвали сотрудников полиции, которым он все рассказал, описав бандитов и составив заявление. Но до сих пор никаких вестей от полицейских не поступило.

Рэкет в России

В русском языке понятие «рэкет» широко вошло в конце 1980-х годов в связи с началом развития предпринимательской деятельности в СССР, а затем России, хотя сам термин встречается, например, в рассказе В. Т. Шаламова «Тюремная пайка», датированном 1959 годом. Упоминание рэкета как термина (в транскрипции ракет) встречается также значительно раньше, в путевых заметках Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Одноэтажная Америка», изданных в 1937 году.

Значительной вехой истории советской организованной преступности стала сходка воров в законе и цеховиков в 1979 году в Кисловодске, когда неорганизованные поборы были заменены планомерной выплатой подпольными предпринимателями 10 % («десятина») от их доходов в обмен на гарантированную безопасность от преступного мира. «Кисловодская конвенция» первоначально действовала только в южных регионах СССР, где подпольное предпринимательство цвело особенно пышно, но затем постепенно стала тем образцом, по которому строились отношения теневых предпринимателей с бандитами в других регионах. Поскольку предприниматели не получали сколько-нибудь существенной правовой поддержки (статью Уголовного кодекса, объявляющую предпринимательство преступлением, отменили лишь в декабре 1991 года), они были вынуждены сотрудничать с организованной преступностью.

К середине 1990-х годов под контролем бандитских крыш находилось, по некоторым оценкам, около 85 % коммерческих предприятий (практически все, кроме занятых охранным бизнесом или работающих под прямой протекцией правоохранительных органов), при этом, по данным социологических опросов предпринимателей, с силовыми вымогательствами сталкивались только 30—45 %.

Усиливающаяся конкуренция между бандитскими и милицейскими крышами привела к тому, что после бурного всплеска первой половины 1990-х годов криминальное силовое крышевание предпринимателей вернулось к исходной ситуации, существовавшей до легализации бизнеса. К концу 1990-х годов под бандитскими крышами остались в основном те сегменты рынка, где была высока доля нелегальных операций.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *